НОВОСТНАЯ ЛЕНТА № 23, 2019

НОВОСТНАЯ ЛЕНТА № 23, 2019

2019.06.10

для руководителя, бухгалтера, кадровика и юриста

за неделю с 03 июня по 07 июня 2019 года

 

О предоставлении отчётности по НДФЛ при закрытии обособленного подразделения

(Письмо ФНС РФ от 22.05.2019 г. № БС-4-11/9619@)

В своём письме чиновники разъясняют, что обособленное подразделение до своего закрытия представляет в налоговый орган по месту своего учёта справки по форме 2-НДФЛ и расчет по форме 6-НДФЛ за последний налоговый период — за период времени от начала года до дня завершения ликвидации (закрытия) обособленного подразделения. После закрытия обособленного подразделения и непредставления форм 2-НДФЛ и 6-НДФЛ за такое обособленное подразделение организация представляет справки по форме 2-НДФЛ и расчет по форме 6-НДФЛ в отношении работников данного обособленного подразделения в налоговый орган по месту учёта организации. При этом организация в справках по форме 2-НДФЛ и расчете по форме 6-НДФЛ указывает ИНН и КПП организации, а ОКТМО закрытого обособленного подразделения.

  

При приобретении электронных услуг у иностранных поставщиков покупатели имеют право на вычет НДС

(Письмо ФНС РФ от 14.05.2019 г. № СД-4-3/8916)

 При приобретении с 1 января 2019 года электронных услуг у иностранных компаний покупатели имеют право на вычеты сумм НДС, предъявленных поставщиками. Для этого необходим договор или расчетный документ, а также подтверждение оплаты иностранному поставщику. При этом в платёжных документах указывается ИНН и КПП иностранной компании, которая состоит на учёте в налоговом органе, и отдельно выделена сумма НДС. Эти документы регистрируются покупателем в книге покупок. Для проверки заявленных сумм вычетов и сумм налога, исчисленных иностранным поставщиком, предусмотрен новый код вида операции — 45. Код отражается покупателем в графе 2 книги покупок. В графах 3 и 7 книги покупок указываются соответственно номер и дата договора или расчетного документа, документа об оплате.

  

ИП уплачивает страховые взносы независимо от возраста, вида деятельности и факта получения доходов

(Письмо ФНС РФ от 28.05.2019 г. № БС-3-11/5206@)

 Уплата ИП страховых взносов производится с момента внесения регистрирующим органом соответствующих записей в ЕГРИП — приобретения статуса индивидуального предпринимателя и до момента исключения из ЕГРИП, и осуществляется независимо от возраста, вида деятельности и факта получения от предпринимательской деятельности доходов в конкретном расчетном периоде. При этом п. 7 ст. 430 НК РФ определён исчерпывающий перечень случаев, в которых плательщики не исчисляют и не уплачивают страховые взносы при условии представления ими в налоговый орган по месту учёта заявления об освобождении от уплаты страховых взносов и подтверждающих документов.

  

Чем специалист отличается от эксперта?

(Письмо Минфина РФ от 06.05.2019 г. № 03-02-08/32910)

 В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда, выраженной в Определении от 20.12.2018 № 3115-О, порядок проведения экспертизы, которая назначается в случае, если для возникающих вопросов требуются специальные познания в науке, искусстве, технике, предусматривает дополнительные гарантии соблюдения прав и законных интересов налогоплательщика (в частности, право заявлять отвод эксперту и знакомиться с заключением эксперта). Специалист, в отличие от эксперта, привлекается налоговым органом преимущественно для оказания технической помощи в проведении конкретных действий, которая не предполагает совершение им самостоятельных процессуальных действий. Данное регулирование направлено на получение при осуществлении мероприятий налогового контроля достоверной и объективной информации для целей налогообложения, при этом оно не предусматривает возможности проведения экспертизы специалистом, привлеченным налоговым органом.

 

Документальное подтверждение расходов: когда копия не хуже оригинала

(Письмо Минфина РФ от 22.04.2019 г.  № 03-11-11/28986)

В целях документального подтверждения налоговых расходов могут выступать копии документов, заверенные в установленном порядке.

Так, своим письмом Минфин России напоминает, как правильно заверить копии первичных документов, чтобы их можно было учесть для признания налоговых расходов. (То, что копия первичного документа может служить оправдательным документом подтвердил, например, АС Московского округа в постановлении от 03.11.2015 № Ф05-14748/2015 по делу № А41-39387/14).

В соответствии с пп. 23 и пп. 25 п. 3.1 Национального стандарта РФ ГОСТ Р 7.0.8-2013, утв. приказом Росстандарта от 17.10.2013 № 1185-ст, копией документа является экземпляр документа, полностью воспроизводящий информацию подлинника документа. Заверенной копией документа является копия документа, на которую в соответствии с установленным порядком проставляются необходимые реквизиты, обеспечивающие её юридическую значимость.

Согласно п. 5.26 Национального стандарта Российской Федерации ГОСТ Р 7.0.97-2016 «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Организационно - распорядительная документация. Требования к оформлению документов», утв. приказом Росстандарта от 08.12.2016 № 2004-ст, при заверении соответствия копии документа подлиннику под реквизитом «подпись» указывается: «Верно»; должность лица, заверившего копию; его собственноручная подпись; расшифровка подписи (инициалы, фамилия); дата заверения копии.

Примерно то же самое раньше было предусмотрено в п. 3.26 Государственного стандарта РФ ГОСТ Р 6.30-2003, утв. постановлением Госстандарта РФ от 03.03.2003 № 65-ст. (См., также, письмо Минфина России от 07.08.2014 № 03-02-Р3/39142).

В комментируемом письме чиновники сообщают, что если копия выдаётся для представления в другую компанию, то отметка о заверении копии дополняется надписью о месте хранения документа, с которого была изготовлена копия («Подлинник документа находится в (наименование организации) в деле № ... за ... год»), и заверяется печатью организации. Для проставления отметки о заверении копии может использоваться штамп.

А если в компании в принципе нет печати, то и проставлять её не нужно. Об этом можно узнать в письмах Минфина России от 06.08.2015 № 03-01-10/45390 и ФНС России от 05.08.2015 № БС-4-17/13706@.

Напомним о ситуации с подшивками документов, в частности, представляемых в налоговую инспекцию. Чиновники считают, что заверена должна быть каждая копия документа в этой подшивке – см., например, письма Минфина России от 29.10.2014 № 03-02-07/1/54849 и от 11.05.2012 №N 03-02-07/1-122.

Более того, в постановлении ФАС Московского округа от 05.11.2009 № КА-А41/11390-09 по делу № А41-18214/08 судьи поддержали требование налогового органа о заверении каждого предоставляемого документа. При этом решение суда поддержал ВАС РФ в Определении от 17.02.10 № ВАС-946/10.

Однако ФАС Центрального округа в постановлении от 01.11.2013 по делу № А54-8663/2012 решил, что заверять каждую отдельную копию в подшивке всё-таки не нужно.

 

Выбытие имущества и восстановление НДС

(Письмо Минфина РФ от 15.05.019 г. № 03-07-11/34572)

Выбытие имущества по причине, не связанной с реализацией, не приводит к необходимости восстановления НДС в случае его выбытия в результате наступления событий, не зависящих от воли налогоплательщика.

Видимо, в целях дальнейшего развития позиции, выраженной в письмах ФНС России от 26.11.2013 г. № ГД-4-3/21097 и Минфина России от 07.11.2013 г. № 03-01-13/01/47571, финансисты решили не расписывать свою позицию в ответах, а отправлять налогоплательщиков прямиком к арбитражной практике. Таково письмо Минфина России от 15.05.2019 г. № 03-07-11/34572. В связи с вопросом о необходимости восстановления НДС при выбытии имущества по причине, не связанной с реализацией, Минфин, не углубляясь в детали, просто рекомендовал руководствоваться п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.05.2014 г. № 33.

ВАС РФ указал, что при определении налоговых последствий выбытия или списания имущества в результате наступления событий, не зависящих от воли налогоплательщика, нужно учитывать, что, исходя из п. 1 ст. 146 НК РФ, такое выбытие не является операцией, облагаемой НДС. К таким событиям относится, например, утрата имущества по причине порчи, боя, хищения, стихийного бедствия и тому подобных событий.

Однако самому налогоплательщику требуется не только отразить факт выбытия имущества, но и доказать, что оно выбыло именно по причинам, независящим от его желания. Этого требует п. 1 ст. 54 НК РФ.

Если дело дойдёт до суда, то судьи будут рассматривать достоверность и полноту представленных документов; характер деятельности налогоплательщика; условия его хозяйствования; соответствие объёмов и частоты выбытия имущества обычному для такой деятельности уровню; иные подобные обстоятельства, в частности доводы о чрезмерности потерь.

Если в ходе судебного разбирательства будет установлен факт выбытия имущества, но не подтверждено, что выбытие имело место в результате наступления событий, не зависящих от воли налогоплательщика, то ему придётся исчислить НДС по правилам, установленным в п. 2 ст. 154 НК РФ для случаев безвозмездной реализации имущества.

Отметим, что арбитражные суды активно применяют эту позицию Пленума ВАС РФ – см., например, постановление АС Поволжского округа от 14.03.2018 г. № Ф06-29468/2018 по делу № А55-11099/2017.

В связи с этим нужно заметить, что и восстанавливать входной НДС по выбывшему таким образом имуществу не нужно. Это следует из письма Минфина России от 02.03.2018 г. № 03-03-06/1/13389. Там финансисты призвали руководствоваться письмом ФНС России от 21.05.2015 г. № ГД-4-3/8627@. А в этом письме, в свою очередь, идёт ссылка на Решение ВАС РФ от 23.10.2006 г. № 10652/06, где суд именно такую позицию и поддержал.

 

А если не заплатить?

(Определение Верховного Суда РФ от 13.05.2019 № 301-ЭС19-5806 по делу А11-196/2015, ООО «Игротэк»)

Налоговая инспекция доказала, что взаимозависимость лиц привела к получению налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды путём завышения расходов на стоимость субподрядных работ.

В 2010-2011 годах налогоплательщик занимался строительством объектов и привлекал в качестве субподрядчиков взаимозависимые общества, которые применяли упрощенную систему налогообложения (УСН) с объектом налогообложения «доходы» и уплачивали налог по ставке 6% с дохода, исчисленного по кассовому методу. Фактически налогоплательщик являлся единственным заказчиком на выполнение работ.

При этом у субподрядчиков отсутствовали трудовые и материальные ресурсы, необходимые для ведения самостоятельной строительной деятельности, в то время как Общество имело спецтехнику и оборудование для выполнения спорных работ. Кроме того, Общество и взаимозависимые организации имели смежный кадровый состав, их работники выполняли трудовые функции для достижения общего результата труда.

Вместе с тем оплата выполненных работ производилась Обществом не в полном объеме, что позволяло взаимозависимым организациям не превышать лимит выручки (п. 4 ст. 346.13 НК РФ) и оставаться на УСН. В связи с незначительными перечислениями в счёт оплаты работ задолженность Общества перед взаимозависимыми организациями составляла более 186 млн. руб., однако контрагенты не предпринимали каких-либо действий по её взысканию.

Суды пришли к выводу о доказанности инспекцией совокупности обстоятельств, свидетельствующих, что хозяйственные отношения Общества с контрагентами существенно отличались от взаимоотношений с иными, не взаимозависимыми, организациями. И именно взаимозависимость оказала влияние на финансовые результаты их деятельности, что привело к получению Обществом необоснованной налоговой выгоды в виде занижения налоговой базы по налогу на прибыль путём завышения расходов на стоимость субподрядных работ.

  

Погашение долга имуществом – доход

(Определение Верховного Суда РФ от 14.05.2019 № 304-ЭС19-5984 по делу № А70-2550/2018, ИП)

 Суд напомнил налогоплательщику, применяющему УСН, что отступное имуществом — налогооблагаемый доход.

По итогам налоговой проверки предпринимателю начислено 740 тыс. руб. единого налога, уплачиваемого в связи с применением упрощенной системы налогообложения, начислены пени и штраф. Основанием для принятия решения послужил вывод инспекции, что в составе доходов от предпринимательской деятельности, не отражен доход, полученный от реализации недвижимого имущества по договору об отступном.

Суды трех инстанций, поддержанные Верховным Судом РФ, пришли к выводу, что заявленное предпринимателем требование о признании недействительным решения налогового органа удовлетворению не подлежит.

Судебные инстанции исходили из того, что прекращение обязательства займа в денежной форме предоставлением имущества в качестве отступного является самостоятельным видом прекращения ранее существовавших прав и обязанностей. Следовательно, передача имущества в качестве отступного признается реализацией имущества, и полученный доход от этой реализации подлежит учету при исчислении налоговой базы по УСН.

Аналогичные выводы содержатся в определении Верховного Суда РФ от 31.01.2017 № 309-КГ16-13100 по делу № А50-20135/2015, в котором суд также пришёл к выводу, что погашение долга имуществом подлежит обложению НДС.

  

О сроке взыскания с налогоплательщика неосновательного обогащения

(Определение Верховного Суда РФ от 20.05.2019 № 305-ЭС19-5573 по делу № А40-164580/2017, ООО «Комос Групп»)

 Суды разобрались в вопросе начала течения срока исковой давности при получении налогоплательщиком неосновательного обогащения.

Межрайонная налоговая инспекция обратилась в арбитражный суд с требованием о взыскании с налогоплательщика суммы неосновательно полученных процентов в размере 10,43 млн руб.

Как следует из материалов дела, по результатам рассмотрения налогового спора признано обоснованным начисление Обществу суммы налогов, пени и штрафа в размере 161,64 млн руб., а сумма процентов, которая излишне уплачена налогоплательщику при первоначальном рассмотрении дела составила 10,43 млн руб. Налоговый орган обратился в суд о взыскании излишне уплаченных процентов налогоплательщику на основании вступившего в законную силу судебного акта, который позднее был отменён.

Поскольку апелляционный суд признал требования налоговой инспекции обоснованными, Общество обратилось в суд округа с жалобой в которой указало, что апелляционный суд неправильно применил ст. 200 ГК РФ о сроке исковой давности. Удовлетворяя требования налогового органа, суд апелляционной инстанции исходил из того, что началом течения срока давности является момент, когда налоговому органу стало известно, что сумма процентов, перечисленная Обществу в порядке ст. 79 НК РФ, является неосновательно полученной, а именно – принятие судебного акта.

Суды апелляционной и кассационной инстанции указали на то, что таким судебным актом в настоящем деле было постановление Семнадцатого ААС от 28.08.2014, так как с этого момента окончательно разрешившее спор судебное решение вступило в силу, а у инспекции появились основания для обращения в суд с требованием. Исковое заявление подано налоговой инспекцией до истечения срока исковой давности.

При таких обстоятельствах Верховный Суд РФ пришел к выводу, что доводы Общества не могут служить основанием для передачи заявления на рассмотрение в Судебную коллегию.

  

Злоупотребление налоговым статусом

(Определение Верховного Суда РФ от 08.05.2019 № 307-ЭС19-6366 по делу № А05-11630/2016, АО «Агрофирма «Вельская»)

 Инспекция доказала, что налогоплательщик-сельхозпроизводитель, имеющий льготные условия налогообложения, скрыл выручку от реализации заготовленной древесины.

Общество обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ на решения арбитражных судов, признавших законным вывод налоговой инспекции о доначислении Обществу за период 2012-2014 г.г. 34 млн руб. налога на прибыль организаций и НДС. Налоговая инспекция сделала вывод о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды в виде уменьшения облагаемой налогом на прибыль и НДС базы путем сокрытия доходов (выручки) от реализации заготовленной древесины.

Признавая выводы налогового органа обоснованными, суды исходили из установленных по делу обстоятельств, которые в совокупности свидетельствуют о создании Обществом совместно с подконтрольными ему организациями формального документооборота.

Суды учли, что Общество с целью сокрытия выручки от реализации древесины умышленно привлекло для совершения операций по продаже древесины, заготовленной на арендованных земельных участках, находящихся в федеральной собственности и являющихся землями сельскохозяйственного назначения, подконтрольные ему организации. Будучи осведомленным о произрастании на арендованных земельных участках деловой древесины, с целью формальной легализации её реализации Общество сознательно создало ситуацию, направленную на получение необоснованной налоговой выгоды, путем заключения договоров на расчистку земель сельскохозяйственного назначения с контрагентами и предоставления возможности данным организациям осуществлять продажу заготовленной древесины конечным покупателям.

Суды пришли к выводу, что вся выручка, полученная от продажи древесины, заготовленной на арендованных Обществом земельных участках, является выручкой самого Общества и подлежит включению в налогооблагаемую базу по налогу на прибыль и НДС, а потому признали решение налогового органа в оспариваемой части законным и обоснованным. Верховный суд признал вынесенное решение по делу законным.

  

Налоговый орган перепутал объект налогообложения

 (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21.05.2019 № Ф04-1377/2019 по делу № А81-7427/2018, ООО «Ямал Транс Сервис»)

 Суд напомнил проверяющим об их обязанности своевременно осуществлять налоговый контроль и принимать меры в отношении состоящих на учете налогоплательщиков.

В ходе камеральной налоговой проверки налоговой инспекцией установлено, что с 2012 года Общество применяет упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения «доходы». Вместе с тем, Общество представило налоговую декларацию по единому налогу за 2015 год с указанием объекта налогообложения: «доходы, уменьшенные на величину расходов», что повлекло занижение подлежащего уплате единого налога в сумме 2,87 млн руб. и явилось основанием для вынесения решения.

Суды первой и апелляционной инстанций, отказывая Обществу в удовлетворении требования исходили из того, что в информационных ресурсах Управления ФНС России по г. Москве сведений об изменении Обществом объекта налогообложения с 2012 года не содержится. Несмотря на то, что Общество указывает, что с 2012 года применяет упрощенную систему налогообложения с объектом «доходы, уменьшенные на величину расходов», о чем направляло заявление в налоговый орган. Довод Общества, что налоговые декларации за предыдущие периоды успешно проходили контроль и не содержали ошибок, о чем свидетельствуют извещения о вводе сведений, а справка о состоянии расчетов содержит показатель «доходы, уменьшенные на величину расходов», был отклонен судами.

При этом суд округа, отменяя решения нижестоящих судов, указал на то, что налоговые органы обязаны своевременно осуществлять налоговый контроль и принимать меры в отношении состоящих на учете налогоплательщиков (п. 2 ст. 22, подп. 1 и 5 п. 1 ст. 31, п. 2 ст. 32 НК РФ). В настоящем деле в период с 2012 по 2014 год Общество фактически применяло УСН, выбрав объектом налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов (в том числе, представляло в налоговый орган соответствующие налоговые декларации), без возражений со стороны налогового органа и без предъявления им каких-либо требований к налогоплательщику по результатам камеральных налоговых проверок.

Таким образом, своим поведением в течение предыдущих налоговых периодах налоговый орган фактически признал правомерность применения Обществом упрощенной системы налогообложения с объектом налогообложения доходы, уменьшенные на величину расходов.