НОВОСТНАЯ ЛЕНТА № 49, 2019

НОВОСТНАЯ ЛЕНТА № 49, 2019

2019.12.09

для руководителя, бухгалтера, кадровика и юриста

за неделю с 02 декабря по 06 декабря 2019 года

 

Уточнён перечень недвижимости, облагаемой налогом по кадастровой стоимости

(Федеральный закон от 28.11.2019 г. № 379-ФЗ)

В соотвествтии с Федеральным законом от 29.09.2019 № 325-ФЗ, изменяющим подп. 4 п. 1 ст. 378.2 НК РФ, с 01.01.2020 должны были облагаться налогом исходя из кадастровой стоимости иные объекты недвижимого имущества, признаваемые объектами налогообложения в соответствии с главой 32 НК РФ.

Федеральным законом от 28.11.2019 № 379-ФЗ перечень иных объектов конкретизирован. Таковыми являются жилые помещения, гаражи, машино-места, объекты незавершённого строительства, а также жилые строения, садовые дома, хозяйственные строения или сооружения, расположенные на земельных участках, предоставленных для ведения личного подсобного хозяйства, огородничества, садоводства или индивидуального жилищного строительства.

 

Об изменениях в уплате налога на имущество организаций с 2020 года

(Письмо Минфина РФ от 06.11.2019 № 03-05-05-01/85426)

С 2020 года расширяется перечень объектов недвижимости, облагаемых по кадастровой стоимости: в подп. 4 п. 1 ст. 378.2 НК РФ вместо жилых домов и жилых помещений, не учитываемых на балансе в качестве основных средств, будут значиться жилые помещения, гаражи, машино-места, объекты незавершённого строительства, а также жилые строения, садовые дома, хозяйственные строения или сооружения, расположенные на земельных участках, предоставленных для ведения личного подсобного хозяйства, огородничества, садоводства или индивидуального жилищного строительства.

Минфин России в своём письме от 06.11.2019 № 03-05-05-01/85426 разъясняет, что указанные объекты будут облагаться исходя из их кадастровой стоимости при условии, что они поименованы в законе субъекта РФ. В отсутствие такого закона такие объекты будут облагаться исходя из среднегодовой стоимости имущества только в случае, если они учтены на балансе организации в качестве основных средств.

 

Асфальтовая площадка не является объектом недвижимости

(Письмо Минпромторга РФ от 10.10.2019 г. № ПГ-12-8457)

Минпромторг России в письме от 10.10.2019 № ПГ-12-8457 указал, что замощение земельного участка, согласно Определению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12.01.2016 № 18-КГ15-222, не отвечающее признакам сооружения, является его частью и не может быть признано самостоятельной недвижимой вещью (п. 1 ст. 133 ГК РФ). На этом основании асфальтированная площадка не является самостоятельным объектом недвижимого имущества, а потому не признается объектом обложения по налогу на имущество организаций. Аналогичная позиция содержится в письме ФНС России от 01.10.2018 № БС-4-21/19038@.

 

Кассовый чек подтвердит расходы

(Письмо Минфина РФ от 18.11.2019 г. № 03-03-07/88709)

Минфин России не возражает против документального подтверждения расходов в целях налогообложения расходов кассовым чеком. В своём письме от 18.11.2019 № 03-03-07/88709 Минфин России напоминает о требованиях, предъявляемых к первичным документам Федеральным законом от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете». При этом при осуществлении расчётов с применением ККТ в кассовом чеке отражается информация как о продавце, так и о покупателе. На этом основании, осуществлённые расходы могут быть учтены при формировании налоговой базы по налогу на прибыль организаций, если подтверждающие их документы оформлены в соответствии с законодательством Российской Федерации и из этих документов чётко и определённо видно, какие расходы были произведены.

 

Об ответственности за налоговые преступления

(Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 г. № 48)

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 26.11.2019 № 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления» даны разъяснения с целью обеспечения единообразного применения судами законодательства об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов, сборов и страховых взносов, неисполнение налоговым агентом обязанностей по их исчислению, удержанию или перечислению в соответствующий бюджет, за сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно быть произведено взыскание недоимки по налогам, сборам, страховым взносам (ст. 198, 199, 199.1, 199.2 УК РФ).

В частности, Пленум ВС РФ указал, что моментом окончания преступления, предусмотренного ст. 198 или 199 УК РФ следует считать фактическую неуплату налогов, сборов, страховых взносов в срок, установленный законодательством о налогах и сборах.

 

Президиум Верховного Суда утвердил очередной обзор судебной практики

В третий обзор судебной практики в 2019 году включены, в том числе три решения из практики применения законодательства о налогах и сборах. В Определении № 302-КГ18-22744 Верховный Суд пришёл к выводу, что в случае утраты налогоплательщиком права на применение УСН в период выполнения работ по госконтракту, цена которого определена без учёта НДС, сумма НДС должна начисляться в пределах установленной твёрдой цены по расчётной ставке 18/118. В Определении ВС РФ № 305-ЭС19-4394 сделан вывод, что затраты на производство рекламных материалов для размещения на наземных транспортных средствах не нормируются и подлежат учёту в полном объёме в составе расходов по налогу на прибыль. К решению, согласно которому положения ст. 275.1 НК РФ не распространяются на самостоятельные структурные подразделения налогоплательщика, функционирующие в целях удовлетворения потребностей самого налогоплательщика, пришёл Верховный Суд в Определении № 301-ЭС19-756.

  

Налог на профессиональный доход: при дистанционной продаже место деятельности выбирается самостоятельно

(Письмо ФНС РФ от 18.11.2019 г. № СД-4-3/23424@)

ФНС России в письме от 18.11.2019 № СД-4-3/23424@ напомнила, что применять специальный налоговый режим «Налог на профессиональный доход» вправе физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели, местом ведения деятельности которых является территория любого из субъектов Российской Федерации, включенных в эксперимент.

При этом поскольку положения Федерального закона от 27.11.2018 № 422-ФЗ не содержат определения места ведения деятельности, осуществляемой дистанционно, то до внесения соответствующих изменений место ведения дистанционной деятельности (без непосредственного контакта с покупателем (заказчиком)) может определяться по выбору налогоплательщика НПД: либо по месту нахождения налогоплательщика НПД, либо по месту нахождения покупателя (заказчика).

 

Письма Минфина или судебная практика

(Письмо Минфина России от 14.11.2019 № 03-03-07/88049)

Минфин России напоминает, что, если его письменные разъяснения по вопросам применения налогового законодательства не согласуются с решениями, постановлениями, информационными письмами ВАС РФ и ВС РФ, налоговые органы при реализации своих полномочий обязаны руководствоваться судебными решениями.

В своём письме от 14.11.2019 № 03-03-07/88049 чиновники Минфина России подтвердили, что по-прежнему придерживаются позиции, изложенной в письме Минфина России от 07.11.2013 № 03-01-13/01/47571. 

С одной стороны, как говорят финансисты, согласно п. 1 ст. 34.2 НК РФ Минфин России даёт письменные разъяснения налоговым органам по вопросам применения законодательства РФ о налогах и сборах. На основании пп. 5 п. 1 ст. 32 НК РФ налоговые органы обязаны руководствоваться письменными разъяснениями Минфина России по вопросам применения законодательства РФ о налогах и сборах.

А с другой стороны, письма Минфина России, в которых разъясняются вопросы применения законодательства, не содержат правовых норм, не конкретизируют нормативные предписания и не являются нормативными правовыми актами.

Поэтому в случае, когда письменные разъяснения Минфина России и ФНС России по вопросам применения законодательства РФ не согласуются с решениями, постановлениями, информационными письмами ВАС РФ или ВС РФ, то налоговые органы, начиная со дня размещения в полном объёме указанных актов и писем судов на их официальных сайтах в сети «Интернет» или со дня их официального опубликования в установленном порядке, при реализации своих полномочий должны руководствоваться указанными актами и письмами судов. ФНС России письмом от 26.11.2013 № ГД-4-3/21097 довёл до нижестоящих налоговых органов как руководство к действию днное письмо.

Например, Верховный Суд РФ в Определении от 27.08.2019 № АПЛ19-333 признал частично недействующим письмо ФНС России от 16.10.2015 № СД-4-3/18072 о мероприятиях налогового контроля. Судьи решили, что при проведении проверки налоговики не могут осматривать территории и помещения, которые принадлежат контрагентам проверяемого налогоплательщика. Самое главное! Довод о том, что письмо адресовано конкретному налогоплательщику и не рассылалось в налоговые инспекции для использования в работе, суд отклонил. Он указал, что в силу ведомственной субординации письмо ФНС России приобрело, по сути, обязательный характер в отношениях налоговых органов с неопределённым кругом лиц.

При этом, чиновники иногда твёрдо стоят на собственной позиции, не учитывая мнение даже высших судов, как например, письмо Минфина России от 23.10.2019 № 03-04-05/81314.

Кроме того, не так уж и редко суды сами проявляют непоследовательность и пересматривают собственные решения –например, Постановление Президиума ВАС РФ от 15.07.2008 № 3596/08 по делу № А57-10603/06-6 и Постановление Президиума ВАС РФ от 08.06.2010 № 17462/09 по делу № А26-5933/2008. В указанных решениях рассматривался вопрос относительно периода признания кредиторской задолженности с истекшим сроком исковой давности.

 

Выплата при производственной травме облагается НДФЛ?

(Письмо Минфина России от 14.11.2019 № 03-04-06/87887)

По мнению Минфина России, на суммы единовременных выплат, производимых работодателем за счёт собственных средств в возмещение вреда здоровью, причинённого работнику при исполнении им трудовых обязанностей, предусмотренных договором между ним и работодателем дополнительно к законодательно установленным выплатам, действие п. 3 ст. 217 НК РФ не распространяется.

В своём письме от 14.11.2019 № 03-04-06/87887 чиновники Минфина России настаивают, что если выплата работнику при получении им производственной травмы произведена на основании трудового договора, то она должна облагаться НДФЛ.

В соответствии с п. 3 ст. 217 НК РФ не подлежат обложению НДФЛ все виды установленных законодательством РФ компенсационных выплат, (в пределах установленных норм), в том числе, связанных с возмещением вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья.

Ст. 22 Трудового кодекса РФ предусмотрено, что работодатель обязан возмещать вред, причинённый работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены ТК РФ, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами. 

Согласно ст. 184 ТК РФ при повреждении здоровья вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания работнику возмещаются, в частности, связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию. При этом виды, объёмы и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральными законами. В данном случае это Федеральный закон от 24.07.1998 № 125-ФЗ.

В данном письме Минфин РФ сделал вывод, что на суммы единовременных выплат, производимых работодателем за счёт собственных средств в возмещение вреда здоровью, причинённого работнику при исполнении им трудовых обязанностей, предусмотренных договором между ним и работодателем дополнительно к законодательно установленным выплатам, действие п. 3 ст. 217 НК РФ не распространяется. 

Такие же ответы есть и в письмах Минфина России от 13.03.2019 № 03-04-05/16171, от 27.04.2017 № 03-04-05/25629 и от 02.03.2017 № 03-04-06/11791.

НО! Есть Постановление Президиума ВАС РФ от 01.11.2011 № 6341/11 по делу № А27-10910/2010.  И суд решил, что единовременное пособие работникам, выплаченное в соответствии с отраслевым соглашением и коллективным договором, является компенсационной выплатой, производимой в соответствии с трудовым законодательством РФ. И такая выплата на основании п. 3 ст. 217 НК РФ не облагается НДФЛ! Получается, что чиновники игнорируют собственные письма о признании приоритета судебных решений над собственной позицией (письма Минфина России от 07.11.2013 № 03-01-13/01/47571 и от 14.11.2019 № 03-03-07/88049).

Есть ещё письмо Минфина России от 08.11.2018 № 03-04-06/80297, где чиновники пытались выработать что-то вроде компромисса: освобождение от налогообложения таких спорных дополнительных выплат возможно, но только при наличии документального подтверждения понесённых работником расходов, связанных с повреждением его здоровья.

 

Новый номинал доли: платить НДФЛ без вариантов

(Письмо Минфина России от 08.11.2019 № 03-04-06/86159)

Минфин России настаивает, что увеличение номинальной стоимости доли участника в уставном капитале ООО облагается НДФЛ, за исключением случаев, указанных в п. 19 ст. 217 НК РФ,

Письмом Минфина России от 08.11.2019 № 03-04-06/86159 чиновники лишь укрепляют некоторых налогоплательщиков в мысли, что экономическая логика и правила налогообложения находятся в разных Вселенных. Речь опять идёт об обложении суммы увеличения номинальной стоимости доли при увеличении уставного капитала ООО.

Некое ЗАО в 2013 году, разместив акции по закрытой подписке среди своих акционеров, получило эмиссионный доход, то есть разницу между продажной ценой акции и её номиналом. Эта разница в бухгалтерском учёте сформировала добавочный капитал. В 2015 году ЗАО было преобразовано в ООО. А в 2019 году общество решило увеличить уставный капитал за счёт добавочного; соответственно, у долей участников появится новая – более высокая – номинальная стоимость.

Нужно ли облагать эту разницу НДФЛ? По мнению автора вопроса, нет, так как в противном случае возникнет двойное налогообложение, а это действующим законодательством РФ не допускается. Данная позиция основана на том, что дохода у участников в этой ситуации нет, так как находящиеся на добавочном капитале денежные средства, переходящие в уставный капитал, ранее внесены ими лично из собственных средств, прошедших необходимое налогообложение, а не получены, например, за счёт нераспределенной прибыли прошлых лет или иным образом.

Ответ чиновников можно было предсказать сразу: платить нужно!

Доходы, не подлежащие обложению НДФЛ, перечислены в ст. 217 НК РФ. В п. 19 ст. 217 НК РФ установлено, что освобождаются от налогообложения доходы, полученные акционерами акционерных обществ или участниками других организаций в результате переоценки основных средств:

  • или в виде дополнительно полученных ими акций или долей, распределённых между акционерами или участниками пропорционально их долям и видам акций; 
  • или в виде разницы между новой и первоначальной номинальными стоимостями акций или их имущественных долей в уставном капитале.

Иных случаев освобождения от налогообложения рассматриваемых доходов в ст. 217 НК РФ не предусмотрено, (за исключением случаев, связанных с реорганизацией организаций).

До реализации участником общества доли в его уставном капитале, номинальная стоимость которой увеличилась вследствие увеличения капитала за счёт имущества общества, у налогоплательщика отсутствует объект налогообложения по НДФЛ. Об этом, в частности, сделан вывод в постановлении ФАС Московского округа от 05.06.2013 по делу № А41-34018/12, а Определением ВАС РФ от 11.10.2013 № ВАС-13599/13 было отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ. Да, дело касалось увеличения номинальной стоимости доли за счёт нераспределённой прибыли, но чем особо отличаются рассматриваемые ситуации?

Поэтому, когда речь идёт о налогообложении увеличения номинальной стоимости долей, нужно не задавать вопросы чиновникам, а рассматривать или свои судебные возможности, или искать другие варианты «поощрения» учредителей.

  

Реорганизация в отсутствие деловой цели

(Определение Верховного Суда РФ от 27.11.2019 № 301-ЭС19-21842, ПАО «Горьковский завод аппаратуры связи им. А.С. Попова»)

Суды признали, что единственной целью реорганизации общества являлось получение необоснованной налоговой выгоды посредством уменьшения налоговых обязательств налогоплательщика по налогу на прибыль за счёт убытков присоединённой организации.

По результатам выездной проверки налоговым органом вынесено решение, которым доначислен налог на прибыль в сумме 27 158 484 руб., соответствующие суммы пеней и штрафа. Основанием послужил вывод инспекции о неправомерном уменьшении обществом налоговой базы на сумму убытков, полученных присоединённым в результате реорганизации к налогоплательщику ООО «Транзит».

Отказывая в удовлетворении требования, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь ст 23, 101, 246, 247, 249, 252, 283 НК РФ, ст. 13 ГК РФ, пришли к выводу о законности решения инспекции в оспариваемой части, с чем согласился суд округа. Судебные инстанции исходили из того, что ООО «Транзит» и общество являлись взаимозависимыми лицами на основании подконтрольности одному физическому лицу. На момент заключения договора о присоединении к обществу ООО «Транзит» фактическую деятельность не осуществляло. После присоединения активы Общества возросли в результате искусственного увеличения его дебиторской задолженности путём создания формального документооборота. Убыточная организация, участвующая в реорганизации путём присоединения, не имела реальных оборотных активов.

Суды указали, что действия налогоплательщика по заключению договора о присоединении ООО «Транзит» не были обусловлены разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями), единственной целью реорганизации общества являлось получение необоснованной налоговой выгоды посредством уменьшения налоговых обязательств налогоплательщика по налогу на прибыль за счёт убытков присоединённой организации.

Не повлияли на выводы судов доводы общества, в том числе о том, что проверка заявленного обществом убытка осуществлена за пределами периода, охваченного выездной налоговой проверкой.

Верховный Суд отказал в передаче жалобы общества на рассмотрение в Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.

Обратите внимание, что с 01.01.2020 в п. 5 ст. 283 НК РФ сделано уточнение в части возможности переноса убытка на будущее при реорганизации налогоплательщика. А именно, положения указанной нормы не применяются, если в ходе мероприятий налогового контроля будет установлено, что основной целью реорганизации является уменьшение налоговой базы налогоплательщика-правопреемника на сумму убытков, полученных реорганизуемыми организациями до момента реорганизации.

 

Нет права на вычет за пределами трёх лет

(Определение Верховного Суда РФ от 20.11.2019 № 303-ЭС19-21647, ООО «Строй Проект»)

Суды установили, что обществом пропущен установленный срок для предъявления НДС к вычету, поскольку данное право могло быть реализовано в течение трёх лет после окончания налогового периода, в котором состоялась реализация товара.

По результатам проведённой камеральной налоговой проверки декларации по НДС за 1 квартал 2018 года, представленной 12.04.2018, инспекцией отказано в праве на вычет НДС в сумме 13 950 211 руб. и возмещении НДС. Доначисляя Обществу спорные суммы налога, пени, штраф, налоговый орган исходил из того, что обществом пропущен срок предъявления налогового вычета, установленный п. 1.1 ст. 172 Налогового кодекса по счёту-фактуре от 19.01.2015, выставленному за приобретённый объект недвижимости.

Общество, указывая на незаконность решений инспекции, нарушение ими прав налогоплательщика в сфере предпринимательской деятельности, обратилось в арбитражный суд.

Суды трёх инстанций отказали в удовлетворении требований Общества.

Суд первой инстанции, руководствуясь ст. 169, 171, 172, 173 НК РФ, постановлением Пленума ВАС РФ от 30.05.2014 № 33, правовой позицией, изложенной в определении КС РФ от 03.07.2008 № 630-О-П, пришёл к выводу о том, что общество в отсутствие объективных препятствий пропустило трёхлетний срок для применения вычета по НДС к моменту подачи налоговой декларации за первый квартал 2018 года, и поскольку данное обстоятельство не связано с ненадлежащим выполнением налоговым органом своих обязанностей, признал решения инспекции законными и обоснованными. Апелляционная инстанция согласилась с вынесенным решением.

Учитывая, что приобретённый объект недвижимого имущества принят к учёту 19.01.2015 (I квартал 2015 года), НДС по счёту-фактуре заявлен к вычету не единовременно, а по частям, в том числе в декларациях по НДС за III - IV кварталы 2015 года, за I квартал 2017 года и за IV квартал 2017 года, а оставшаяся часть суммы НДС - путём представления 12.04.2018 налоговой декларации за I квартал 2018 года, суды сделали верный вывод о возникновении у налогоплательщика права заявить налоговые вычеты по НДС по рассматриваемой операции по итогам I квартала 2015 года (31.03.2015) либо в течение трех лет после окончания данного налогового периода - до 31.03.2018 включительно.

Верховный Суд отметил, что суды установили, что обществом пропущен установленный срок для предъявления НДС к вычету, поскольку данное право в соответствии с п. 2 ст. 173 Налогового кодекса могло быть реализовано в течение трех лет после окончания налогового периода, в котором состоялась реализация товара.

Наличие обстоятельств, которые позволили бы сделать вывод о невыполнении налоговым органом возложенных на него обязанностей либо о наличии объективных препятствий в реализации налогоплательщиком права на своевременное применение налоговых вычетов, судами не выявлено.

Довод налогоплательщика о принятии объекта недвижимости к учёту 10.02.2015 и необходимости исчисления срока для предъявления налогового вычета с указанной даты, отклонен судами, как противоречащий фактическим обстоятельствам дела.

Обществу отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда.