НОВОСТНАЯ ЛЕНТА № 8, 2019

НОВОСТНАЯ ЛЕНТА № 8, 2019

2019.02.25

для руководителя, бухгалтера, кадровика и юриста

за неделю с 18 по 22 февраля 2019 года

Право требования при погашении займа: признаем или нет в расходах?

(Письмо Минфина России от 16.01.2019 № 03-04-05/1564)

Минфин России по-прежнему указывает, что ст. 220 НК РФ не предусматривает возможность применения имущественного налогового вычета или уменьшения суммы облагаемых налогом доходов от погашения ранее приобретенного права требования по договору займа на сумму понесенных расходов.

Однако вопрос о возможности учёта затрат на приобретение права требования по договору займа при его погашении при исчислении НДФЛ поднимался не один раз как самим Минфином, так и судами.

В соответствии с п. 1 ст. 41 НК РФ доходом признаётся экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности её оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая для физических лиц в соответствии с гл. 23 НК РФ.

Согласно п. 1 ст. 210 НК РФ при определении налоговой базы по НДФЛ учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды. В п. 3 ст. 210 НК РФ предусмотрено, что для доходов, в отношении которых предусмотрена налоговая ставка в 13 процентов, налоговая база определяется как денежное выражение таких доходов, уменьшенных на сумму налоговых вычетов, в частности имущественного налогового вычета, предусмотренного в ст. 220 НК РФ. Но в ст. 220 НК РФ не предусматривается возможность применения имущественного налогового вычета или уменьшения суммы облагаемых налогом доходов от погашения ранее приобретенного права требования по договору займа на сумму понесённых расходов.

Проще говоря, гражданин должен уплатить НДФЛ со всей полученной им от должника суммы, независимо от того, сколько он уплатил за это требование. Даже если полученная сумма окажется меньше понесённых расходов!

Однако такая трактовка Минфина не согласуется с решениями, постановлениями, информационными письмами Верховного Суда Российской Федерации. При этом налоговые органы начиная со дня их официального опубликования в установленном порядке при реализации своих полномочий руководствуются именно указанными актами и письмами судов.

А такие решения есть. В Постановлении Президиума ВС РФ от 22.07.2015 № 8-ПВ15 суд указал, что в связи с отсутствием специальных норм, устанавливающих порядок определения налоговой базы при переуступке права требования по договорам займа, в силу положений ст. 41 НК РФ, налогооблагаемой базой по таким договорам является экономическая выгода. Она определяется в виде разницы между выручкой, полученной по договору уступки права требования, и суммой платежа, на основании которого такое право приобретено. (См., также, письмо ФНС России от 09.02.16 № БС-4-11/1889@).

 Конституционный Суд РФ в Определении от 27.10.15 № 2539-О с этим тоже согласен.

 

Контроль бухгалтерского учета при налоговой проверке

(Письмо Минфина России от 16.01.19 № 07-01-09/1297)

Налоговый орган при выявлении нарушений, приводящих к занижению налога на имущество организаций в связи с нарушениями организацией порядка ведения бухгалтерского учёта основных средств, вправе по результатам налоговой проверки доначислить налог за предыдущие периоды. Это единственный налог, который определяется по правилам бухгалтерского учета.

По общему правилу, в соответствии со ст. 374 НК РФ объектами налогообложения для российских компаний признаётся недвижимое имущество, учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета. И в п. 3 ст. 375 НК РФ установлено, что при определении налоговой базы как среднегодовой стоимости имущества, признаваемого объектом налогообложения, такое имущество учитывается по его остаточной стоимости, сформированной в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учёта, утвержденным в учётной политике компании.

Как налоговики могут контролировать ведение бухгалтерского учёта налогоплательщиком? Согласно п. 1 ст. 31 НК РФ налоговые органы вправе проводить налоговые проверки. Согласно ст. 89 НК РФ предметом выездной налоговой проверки являются правильность исчисления и своевременность уплаты налогов. И налоговики при выявлении нарушений, приводящих к занижению налога на имущество в связи с нарушениями налогоплательщиком порядка ведения бухгалтерского учёта основных средств, вправе по результатам налоговой проверки доначислить налог за предыдущие периоды.

Нетрудно предположить, что там, где нормы ПБУ 6/01 дают компании право выбора – налоговики бессильны. Например, срок полезного использования объекта основных средств находится вне их компетенции.

Для целей бухгалтерского учёта компания самостоятельно определяет срок полезного использования объекта – см., например, письмо Минфина России от 02.08.2018 № БС-4-21/14968@.

Свободна компания в выборе способа начисления амортизации, а также в вопросе проведения переоценки.

 

Когда предприниматель получил субсидию

(Письмо Минфина России от 14.01.2019 № 03-04-05/879)

 В случае приобретения за счёт бюджетной субсидий амортизируемого имущества для целей исчисления НДФЛ сумма субсидии отражается в составе доходов предпринимателя по мере начисления амортизации.

Обычно много вопросов, связанных с получением бюджетных субсидий, вызывает процесс возмещения или восстановления НДС. Однако не нужно забывать, что субсидия, по большому счёту, доход, полученный налогоплательщиком от государства. И чтобы не платить с него налоги, нужно выполнять определённые условия.

Предприниматель получил субсидию на развитие производства в сельской местности. Должен ли он платить НДФЛ с полученной суммы? Да, должен. Ведь согласно п. 1 ст. 210 НК РФ при определении налоговой базы по НДФЛ учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 НК РФ.

В п. 4 ст. 223 НК РФ установлен особый порядок учёта средств финансовой поддержки в виде субсидий, полученных в соответствии с Федеральным законом от 24.07.2007 № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации».

Полученные суммы субсидий отражаются в составе доходов пропорционально расходам, фактически произведённым за счёт этого источника, но не более двух налоговых периодов с момента получения. Если по окончании второго налогового периода сумма полученной субсидии превысит сумму признанных расходов, фактически произведённых за счёт этого источника, получившаяся разница полностью включается в состав доходов этого налогового периода.

Однако нужно отметить, что чаще всего субсидии из бюджета предоставляются предпринимателям на приобретение дорогостоящих основных средств. А здесь действует иной порядок. В случае приобретения за счёт указанных субсидий амортизируемого имущества сумма субсидии отражается в составе доходов предпринимателя по мере признания расходов по приобретению амортизируемого имущества в порядке, установленном в гл. 25 НК РФ, то есть по мере начисления амортизации: с одной стороны, в налоговых расходах признаётся сумма амортизации, а с другой – в составе доходов – признаётся точно такая же сумма полученного дохода.

Этот механизм могут применять даже лизингополучатели, если предмет лизинга учитывается у них на балансе и амортизируется ими – см., например, письмо Минфина России от 22.01.2013 № 03-04-05/3-50.

 

Представительские расходы и алкоголь

(Письмо Минфина России от 22.01.2019 № 03-03-06/1/3120)

Минфин России не возражает против учёта в целях налогообложения прибыли расходов на приобретение спиртных напитков, но они, как и другие расходы, должны быть экономически обоснованы и документально подтверждены. Но готов ли НК РФ признавать такие затраты в целях налогообложения прибыли? Оказывается, всегда готов!

На основании п. 2 ст. 264 НК РФ к представительским расходам относятся расходы на официальный приём или обслуживание представителей других компаний, участвующих в переговорах в целях установления или поддержания взаимного сотрудничества, а также участников, прибывших на заседания совета директоров или иного руководящего органа налогоплательщика, независимо от места их проведения. В состав представительских расходов входят:

- расходы на проведение официального приёма - завтрака, обеда или иного аналогичного мероприятия - для указанных лиц, а также официальных лиц компании, участвующих в переговорах;

- транспортное обеспечение доставки этих лиц к месту проведения представительского мероприятия или заседания руководящего органа и обратно;

- буфетное обслуживание во время переговоров;

- оплата услуг переводчиков, не состоящих в штате налогоплательщика, по обеспечению перевода во время проведения представительских мероприятий.

При этом конкретный состав расходов на проведение официального приёма положениями НК РФ не регламентирован. Главное условие – чтобы представительские расходы были экономически оправданны и документально подтверждены.

Судьи выступают на стороне налогоплательщиков – см., например, постановление ФАС Уральского округа от 10.11.2010 № Ф09-7088/10-С2.

 

Создаем очередное юридическое лицо: необходимо ли обоснование?

(Постановление АС Северо-Западного округа от 09.11.2018 по делу № А21-136/2018)

Вправе ли налоговый орган отказать в регистрации юридического лица при наличии иных (двух) обществ, в которых учредитель является участником и генеральным директором?

В постановлении Конституционного суда РФ от 18.07.2012 № 19-П право создания юридического лица в целях совместной деятельности граждан в области взаимного интереса представляет собой одну из наиболее важных сторон права на свободу объединения, без которой это право лишается какого-либо смысла.

Однако в указанном Постановлении был рассмотрен спор учредителя ООО с налоговым органом, который отказал в регистрации ООО, поскольку заявитель уже являлся учредителем двух других организаций. Суды первой и апелляционной инстанций согласились с налоговым органом, поскольку заявитель не обосновал целесообразность создания юридического лица при наличии иных (двух) обществ, в которых он является участником и генеральным директором и, имеют одни и те же виды деятельности с вновь создаваемым Обществом (коды 33.20, 46.49, 46.73, 46.74).

Налоговый орган считает, что физическое лицо, которое является единоличным участником и руководителем нескольких юридических лиц, не может осуществлять надлежащим образом и в должном объеме организационно-хозяйственные функции единоличного исполнительного органа организации.

Как следует из разъяснений, приведенных в п. 1 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения.

Вывод: во избежание проблем необходимо обосновывать все управленческие решения, в том числе и создание нового юридического лица!

 

Зачем налогоплательщику посредник?

(Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 01.02.2019 № Ф09-1697/18 по делу № А50-27950/2017, ОАО «Пермфармация»)

Суд признал выводы налоговой инспекции правомерными, поскольку контрагент налогоплательщика включен искусственно в хозяйственную деятельность для получения необоснованной налоговой выгоды.

По результатам выездной налоговой проверки за 2012-2014 г.г. налоговой инспекцией принято решение о доначислении Обществу налога на прибыль в сумме 17,6 млн руб. Основанием послужил вывод о необоснованном завышении расходов по налогу на прибыль по сделкам со спорным контрагентом налогоплательщика. Полагая, что решение инспекции является незаконным, налогоплательщик обратился в суд.

Суды, отказывая в удовлетворении заявленных требований, исходили из того, что налогоплательщик неправомерно включил в состав расходов затраты, связанные с оказанием ему услуг по осуществлению технической поддержки и сопровождению работы автоматизированной системы УЛО на базе платформы «1С Предприятие 8.1».

Суды поддержали вывод инспекции о работе с системой УЛО сотрудников самого налогоплательщика, что подтверждается свидетельскими показания работников Общества. Суды, установив вывод средств через финансово зависимое лицо под льготный режим налогообложения, а также то обстоятельство, что за услугами по технической поддержке системы УЛО налогоплательщик мог обратиться напрямую, без участия посредников, пришли к выводу, что представленные в материалы дела доказательства подтверждают правомерность выводов налогового органа о получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

 

О сроках налоговых проверок

(Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 01.02.2019 № Ф06-41631/2018 по делу № А55-7123/2018, ООО «Комфорт Хаус Рус»)

 Отказ налогоплательщика в представлении документов налоговой инспекции суд признал незаконным.

По итогам налогового периода Общество заявило вычет по НДС в сумме 130 млн руб. Налоговая инспекция запросила у Общества документы: договоры, счета-фактуры, товарные и товарно-транспортные накладные, акты приёмки-сдачи работ (услуг), акты сверки расчётов с поставщиками (покупателями), доверенности. Общество направило инспекции ответ, в котором указало, что налоговый орган не вправе запрашивать документы после истечения срока для проведения камеральной проверки налоговой декларации, и отказалось предоставить истребованные документы.

Суды, рассматривая спор, признали требование налоговой инспекции законным. Перечень истребованных налоговым органом документов в полной мере соответствует положениям п. 8.1 ст. 88, 93.1, 171, 172 НК РФ. Истребуемые документы относятся к проверке реальности сделки, соблюдения порядка и доказанности права налогоплательщика на заявленный в налоговой декларации вычет по НДС. Действующее законодательство не ограничивает право налогового органа независимо от финансового результата, указанного в декларации, в части отнесения сумм налога к уплате или к возмещению истребовать у налогоплательщика документы. При наличии оснований полагать, что в налоговой декларации заявлены недостоверные сведения, направленные на занижение налоговой базы либо завышение налогового вычета, налоговый орган вправе истребовать у налогоплательщика соответствующие документы. Кроме того, инспекцией принято решение о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля, в связи с чем, доводы налогоплательщика об истечении сроков камеральной налоговой проверки декларации противоречат фактическим обстоятельствам дела.

 

Кадастровая стоимость не уменьшается на сумму НДС расчётным способом

(Определение Верховного Суда РФ от 14.02.2019 № 305-КГ18-20813, АО «Институт Стекла»)

 Верховный Суд сделал вывод, что налог на имущество исчисляется с той стоимости недвижимости, которая указана в государственном реестре, независимо от включения в неё суммы НДС.

По результатам камеральной налоговой проверки декларации по налогу на имущество организаций за 2016 год инспекция доначислила Обществу налог в размере 1,4 млн руб. Основанием послужил вывод, что налоговая база по налогу на имущество в отношении здания неправомерно определена Обществом самостоятельно расчётным путём, исключив из указанной в Едином государственном реестре недвижимости (ЕГРН) кадастровой стоимости этого объекта сумму, равную величине НДС.

Суды, установив, что в ЕГРН указана кадастровая стоимость спорного объекта недвижимости, которая установлена решением Комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости, единогласно пришли к выводу об отсутствии у Общества оснований использовать для исчисления налоговой базы по налогу на имущество иных сведений, отличных от тех, которые указаны в ЕГРН.

Установленный законодательством порядок пересмотра результатов определения кадастровой стоимости не предполагает возможность произвольного изменения сведений о кадастровой стоимости, внесённых в государственный реестр, в том числе посредством её уменьшения на суммы НДС расчётным способом или на основании иных данных. Именно указанные в государственном реестре сведения о кадастровой стоимости, при условии, что они внесены без допущения технической ошибки, должны использоваться для налогообложения.