НОВОСТНАЯ ЛЕНТА № 25, 2019

НОВОСТНАЯ ЛЕНТА № 25, 2019

2019.06.24

для руководителя, бухгалтера, кадровика и юриста

за неделю с 17 июня по 21 июня 2019 года

 

Внесены изменения в ПБУ 16/02 «Информация по прекращаемой деятельности»

(Приказ Минфина РФ от 05.04.2019 г. № 54н, зарегистрирован в Минюсте РФ 13.06.2019 г.)

Своим приказом Минфин России внёс изменения в Положение по бухгалтерскому учёту «Информация по прекращаемой деятельности» ПБУ 16/02.

В частности, вводится порядок раскрытия сведений о долгосрочных активах к продаже. Под долгосрочным активом к продаже понимается объект основных средств или других внеоборотных активов (за исключением финансовых вложений), использование которого прекращено в связи с принятием решения о его продаже и имеется подтверждение того, что возобновление использования этого объекта не предполагается.

Изменения вступают в силу начиная с бухгалтерской (финансовой) отчетности за 2020 год. Организация вправе их применять до указанного срока при условии раскрытия такого решения в отчётности.

 

Надбавки за вахтовый метод не облагаются страховыми взносами

(Письмо ФНС РФ от 06.06.2019 г. № БС-3-11/5545@)

Статьёй 302 Трудового кодекса РФ установлено, что лицам, выполняющим работы вахтовым методом, за каждый календарный день пребывания в местах производства работ в период вахты, а также за фактические дни нахождения в пути от места нахождения работодателя (пункта сбора) до места выполнения работы и обратно выплачивается взамен суточных надбавка за вахтовый метод работы. Компенсационные выплаты, связанные с выполнением физическим лицом трудовых обязанностей, не облагаются страховыми взносами (подп. 2 п. 1 ст. 422 НК РФ). На этом основании ФНС России в своём письме разъяснила, что надбавки за вахтовый метод работы, производимые в соответствии с положениями Трудового кодекса, не подлежат обложению страховыми взносами.

 

Если кадастровая стоимость изменена из-за допущенной ошибки

(Письмо Минфина РФ от 29.05.2019 г. № 03-05-04-01/38964)

В случае изменения кадастровой стоимости объекта вследствие исправления технической ошибки в сведениях ЕГРН или уменьшения кадастровой стоимости в связи с исправлением ошибок, допущенных при её определении, сведения, внесённые в ЕГРН, учитываются при определении налоговой базы начиная с даты начала применения для целей налогообложения сведений об изменяемой кадастровой стоимости. Федеральным законом от 15.04.2019 № 63-ФЗ внесены изменения, в соответствии с которыми при исчислении авансового платежа по налогу может применяться иная кадастровая стоимость, отличная от кадастровой стоимости по состоянию на 1 января года, являющегося налоговым периодом. Однако указанные изменения вступают в силу с 01 января 2020 года. Минфин России в данном письме разъяснил, что до указанной даты правовые основания для применения изменённой кадастровой стоимости объекта налогообложения при исчислении авансовых платежей по налогу на имущество организаций отсутствуют.

 

Как облагать НДС потери товаров при экспорте

(Письмо Минфина РФ от 24.05.2019 г. № 03-07-08/37729)

По товарам, отгруженным на экспорт, но не вывезенным с территории РФ, в случае, если потери товаров превышают нормы естественной убыли, следует исчислить НДС по ставке НДС в размере 10% или 20%.

В письме Минфина России от 24.05.2019 № 03-07-08/37729 рассмотрена не вполне стандартная ситуация, которая может случиться с экспортёром товаров, в отношении которых предусмотрена естественная убыль.

Предположим, что товар на экспорт был отгружен в одном количестве, а оформлен на экспорт – в другом – несколько меньшем. Причём разница превышает нормы естественной убыли, допустимые при транспортировке такого товара. Чиновники полагают, что в такой ситуации экспортёру придётся исчислить НДС, причём отнюдь не по нулевой ставке.

В соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 164 НК РФ при реализации товаров, вывезенных в таможенной процедуре экспорта, обложение НДС производится по ставке в размере 0 процентов при условии представления в налоговые органы документов, предусмотренных в ст. 165 НК РФ, в том числе таможенной декларации с отметками российских таможенников.

В этой связи при реализации товаров, вывозимых с территории РФ в таможенной процедуре экспорта, нулевая ставка НДС применяется в отношении стоимости товаров, фактически вывезенных с территории РФ, в количестве, отражённом в таможенной декларации.

Что касается применения НДС по товарам, отгруженным, но не вывезенным с территории РФ в режиме экспорта в случае, если такие потери превышают нормы естественной убыли, то в их отношении применяется ставка НДС в размере 10 или 20 процентов – п. 2 и п. 3 ст. 164 НК РФ. При этом, согласно п. 9 ст. 167 НК РФ, НДС подлежит уплате в бюджет за налоговый период, на который приходится дата отгрузки товаров, с правом на вычет соответствующих сумм НДС.

Аналогичная ситуация – при экспорте товаров в страны ЕАЭС – рассматривалась в письме Минфина России от 09.11.2015 № 03-07-13/1/64449. Чиновники отметили, что по товарам, отгруженным российским экспортёром, но не принятым на учёт импортёром в связи с выявлением потерь, в случае, если такие потери превышают нормы естественной убыли, применяется ставка НДС в размере 10 или 18, (сейчас – 20), процентов. Основание – п. 5 Раздела II Протокола о порядке взимания косвенных налогов - Приложение № 18 к Договору о ЕАЭС от 29.05.2014 и п. 2 и  п. 3 ст. 164 НК РФ. При этом согласно вышеуказанному п. 5 Раздела II Протокола НДС подлежит уплате в бюджет за налоговый период, на который приходится дата отгрузки товаров с правом на вычет соответствующих сумм НДС.

Что касается потерь, которые укладываются в нормы естественной убыли, то тут проблем нет. НДС доначислять не придётся – см., например, постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 14.03.2014 по делу № А27-11910/2013 и ФАС Московского округа от 09.06.2009 по делу № А40-44894/08-143-168.

 

Налоговая проверка текущего года

(Письмо ФНС РФ от 17.04.2019 г. № ЕД-4-2/7305)

Пункт 4 ст. 89 НК РФ не содержит запрета на проведение выездных налоговых проверок по отчётным периодам текущего календарного года, в котором принято решение о проведении налоговой проверки.

В своём письме чиновники напомнили, что налоговые органы имеют право по отчётным периодам текущего года проводить не только камеральную, но и выездную налоговую проверку. Они указали, что в п. 4 ст. 89 НК РФ запрета на это не установлено.

Главный аргумент в письме – это ссылки на Определения ВС РФ от 09.09.2014 г. № 304-КГ14-737 и ВАС РФ от 30.06.2011 г. № ВАС-7703/11.

В п. 4 ст. 89 НК РФ указано, что в рамках выездной налоговой проверки может быть проверен период, не превышающий трёх календарных лет, предшествующих году, в котором вынесено решение о проведении проверки. Разъяснение, как правильно применять указанный пункт, было дано ещё в п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.02.2001г. № 5.  Названной нормой установлено давностное ограничение для проведения выездной налоговой проверки. Однако эта норма не запрещает подвергать проверке текущий год, то есть год, в котором вынесено решение о проведении выездной налоговой проверки.

При этом, в письме ФНС России от 25.07.2013 г. № АС-4-2/13622 налоговики дали рекомендации подчинённым по проведению выездных налоговых проверок. И там указано, что период, за который проводится проверка, должен состоять из целого числа налоговых периодов по всем налогам, сборам, по которым назначена проверка. При этом выездная налоговая проверка может быть назначена не ранее наступления сроков представления налоговых деклараций за последний налоговый период по всем налогам, по которым назначена проверка.

Вполне возможно, именно на этом основании строятся претензии налогоплательщиков, когда налоговики в текущем году проверяют не налоговые, а отчётные периоды. Тем не менее, Минфин России в письме от 26.07.2018 г. № 03-02-07/1/52519 прямо сообщил, что это письмо – не более, чем рекомендации. Выглядит это, конечно, несколько странно: получается, что Минфин России публично разрешает территориальным налоговым органам не выполнять рекомендации их вышестоящего руководства.

Но пока судьи трактуют п. 4 ст. 89 НК РФ так же, как считает ФНС России.

 

Реклама на транспорте – ненормируемый доход

(Определение Верховного Суда РФ от 30.05.2019 № 305-ЭС19-4394 по делу № А40-125588/2017, ООО «Орион Интернейшнл Евро»)

Верховный Суд пришёл к выводу, что рекламные расходы на транспорте не нормируются.

При решении вопроса о нормировании рекламных расходов на транспорте Верховный Суд РФ указал следующее.

В главе 25 Налогового кодекса отсутствуют положения, которые бы позволили сделать вывод о том, что воля законодателя направлена на ограничение возможности признания для целей налогообложения расходов на распространение рекламных материалов только в связи с тем, что местом их размещения выступают не стационарные объекты, например, остановочные павильоны наземного общественного транспорта, а транспортные средства (трамваи, троллейбусы, автобусы и т.п.). Такого рода дифференциация возможности вычета затрат не имеет под собой разумного экономического основания и, соответственно, приводит к неравному налогообложению хозяйствующих субъектов.

Ссылаясь в обоснование противоположного вывода на положения Закона о рекламе, нижестоящие судебные инстанции не приняли во внимание, что он не содержит определения понятия «наружная реклама», которое могло бы использоваться при налогообложении на основании п. 1 ст. 11 Налогового кодекса. В ст. 19 и 20 Закона о рекламе установлены лишь отдельные особенности распространения рекламы. При этом, учитывая, что Закон о рекламе не относится к актам законодательства о налогах и сборах и имеет иные цели правового регулирования, установленные в нем различия в составе ограничений, действующих при распространении рекламы с использованием стационарных рекламных конструкций и с использованием транспортных средств, не должны рассматриваться как имеющие значение для налогообложения прибыли, при отсутствии на то прямого волеизъявления законодателя.

Спорные расходы Общества представляют собой затраты на оплату изготовления (нанесения) рекламных баннеров продукции на наземном общественном транспорте. Изготовленные по заказу Общества баннеры были приняты налогоплательщиком к учету в качестве малоценных предметов и могли быть использованы для размещения на любой иной открытой поверхности, что инспекцией по существу не оспаривалось. Не оспаривалась налоговым органом и экономическая оправданность затрат на рекламу продукции, понесенных Обществом как её изготовителем, заинтересованным в увеличении объёма продаж за счет роста потребительского спроса.

Следовательно, суд первой инстанции пришел к правильному по существу выводу об отсутствии у инспекции законных оснований для направления Обществу требования об уплате недоимки.

  

Проценты по невозвратным займам в расходах не учитываются

(Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 16.05.2019 г. по делу № А45-44226/2018, ООО ТК «Норд Фиш»)

Суд признал незаконными процентные расходы по обязательствам налогоплательщика с несуществующими иностранными компаниями.

Общество заключило договоры займа с иностранными компаниями-займодавцами. По условиям договоров займа их погашение начиналось по истечении 5 лет с момента первого транша. Налоговый орган установил, что фактически Обществом не исполнялись обязательства по погашению задолженности и начисленных процентов по спорным договорам займов, т.е. были нарушены условия договора по возврату заимодавцам основного долга и начисленных процентов. При этом займодавцами не было произведено каких-либо действий, направленных на возврат основного долга и процентов.

В результате анализа расчётного счета заёмщика было установлено, что полученные заёмные средства использовались Обществом для выдачи беспроцентных займов для приобретения рыбной продукции у взаимозависимых организаций.

В ответ на мотивированный запрос в компетентные органы иностранного государства налоговой инспекцией была получена информация, что компании–займодавцы ликвидированы.

Суд полагает, что, заявляя доводы о реальности договоров займа, Общество не учитывает, что правоотношение является заёмным не в силу соответствия определенным формальным критериям, а исходя из фактического поведения сторон к данному правоотношению именно как к займу. Договоры займа заключены Обществом с несуществующими юридическими лицами, т.е. формально, без намерения породить реальные правовые последствия. Общество неправомерно осуществляло признание расходов в виде процентов за пользование денежными средствами и курсовых разниц, поскольку формальное соответствие содержания спорного договора нормам действующего законодательства при установленных обстоятельствах невозврата сумм займа, неуплаты начисленных процентов в установленные сроки и обстоятельств его расходования свидетельствует о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды.

 

Непоступивший платёж не может быть зачтён

(Решение Арбитражного суда г. Москвы от 07.06.2019г. по делу № А40-265894/18-107-5239, ООО «Здравкурорт»)

 Суд признал, что авансовые налоговые платежи через проблемный банк, не поступившие в бюджетную систему, не образуют переплату налога и не могут быть зачтены налогоплательщиком в счет текущих обязательств.

Общество обратилось в суд с требованиями признать недействительным решение налоговой инспекции об отказе в зачете суммы налога, излишне уплаченного в связи с применением упрощенной системы налогообложения (УСН) в размере 189 000 руб. Но суд не поддержал налогоплательщика в споре.

Как следует из материалов дела, Общество 08.10.2015 г. перечислило через расчётный счёт, открытый в ПАО «Нота Банк», денежные средства в счет уплаты авансового платежа за 3 квартал 2015 года, которые были списаны с расчётного счёта, но не поступили в бюджет, в связи с отсутствием денежных средств на корреспондентском счете банка и запретом на осуществление операций с клиентами в виду введения с 13.10.2015 г. временной администрации.

Инспекция признала обязанность по уплату налога исполненной, отразив данную сумму в КРСБ как «условно уплаченную». При этом налоговый орган отказал в проведении зачёта излишней уплаты налога по УСН в счет предстоящих платежей по налогу за 2016 год ввиду отсутствия поступления денежных средств в бюджет. Решением УФНС России по Московской области действия налоговой инспекции по зачёту уплаченных авансовых платежей по налогу за 2016 год в счет уплаты налога за 2015 год признаны незаконными.

После перехода Общества на учёт в другую инспекцию и представления налоговой декларации по УСН за 2017 год Общество представило заявление о зачете переплаты 2015 года в размере 189 000 руб. в счет текущих платежей на 2017 год. Налоговый орган отказал в проведении зачета в виду отсутствия переплаты и вынес требование о взыскании налога, что послужило основанием для обращения в суд.

Суд пришел к выводу, что у налогоплательщика имелась обязанность по уплате авансового платежа за 3 квартал 2015 года в размере 138 039 руб., которую он исполнил, перечислив спорным платежным поручением авансовый платёж на сумму 189 000 руб., что на 50 961 руб. больше, чем требовалось по данным декларации. Следовательно, вне зависимости от признания или не признания судом обязанности по уплате налога исполненной, у налогоплательщика ввиду непоступления данной суммы в бюджет не возникло переплаты в размере 50 961 руб. и тем более не могло возникнуть переплаты в размере 189 000 руб. Соответственно, в виду отсутствия переплаты за 2015 год никаких оснований для её зачёта в счет уплаты налога за 2016 и за 2017 год не имелось.