НОВОСТНАЯ ЛЕНТА № 19, 2019

НОВОСТНАЯ ЛЕНТА № 19, 2019

2019.05.13

для руководителя, бухгалтера, кадровика и юриста

за неделю с 06 мая по 08 мая 2019 года

 

Когда расходы на утилизацию продуктов можно учесть в базе налога на прибыль

(Письмо Минфина РФ от 23.04.2019 № 07-01-09/29286)

Минфин разъяснил, когда в целях налога на прибыль можно учесть расходы в виде стоимости пищевой продукции, а также расходы на ее утилизацию (уничтожение).

В своём письме чиновники отмечают, что закон о защите прав потребителей (Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1) обязывает производителей устанавливать на продукты питания срок годности. Это период, по истечении которого товар считается непригодным для использования по назначению. Продажа товара по истечении установленного срока годности запрещается.

Федеральный закон о качестве и безопасности пищевых продуктов (Федеральный закон от 02.01.2000 N 29-ФЗ) устанавливает, что некачественные и опасные пищевые продукты подлежат изъятию, уничтожению или утилизации.

Также в этом же законе указано, что не могут находиться в обороте пищевые продукты, материалы и изделия, которые, в частности, не имеют установленных сроков годности (для пищевых продуктов, материалов и изделий, в отношении которых установление сроков годности является обязательным) или сроки годности которых истекли.

В связи с этим Минфин считает, что расходы в виде стоимости пищевой продукции, а также расходы на утилизацию такой продукции могут быть учтены для целей налога на прибыль в случае, если обязанность по уничтожению или утилизации этого вида пищевой продукции предусмотрена законодательством РФ.

Примечание:

Некачественные и опасные пищевые продукты, материалы и изделия подлежат изъятию из оборота.

Владелец опасных продуктов обязан изъять их из оборота самостоятельно или на основании предписания органов государственного надзора и контроля. Расходы на экспертизу, хранение, перевозку и уничтожение некачественных и опасных пищевых продуктов, материалов и изделий оплачиваются их владельцем.

Причем владелец обязан отчитаться об уничтожении такой пищевой продукции (ст. 25 Федерального закона от 02.01.2000 № 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов»).

 

Судебный вердикт: приостановление решения ИФНС не приостанавливает начисление пеней

(Определение Верховного Суда РФ от 28.03.2019 № 302-ЭС19-1993)

Верховный Суд РФ в данном Определении признал, что пени на сумму задолженности по налогу могут начисляться даже в период приостановления решения о взыскании этого налога.

Организация добилась приостановления решения ИФНС о взыскании налогов. Впоследствии выяснилось, что каждый день действия данной обеспечительной меры на сумму начисленных налогов начислялись пени.

Сумма спора составила 67 780 рублей.

Выиграла суд ИФНС.

По мнению организации, пени на сумму задолженности по налогу не должны были начисляться, поскольку налог не подлежал уплате в связи с приостановлением решения о его взыскании.

Верховный Суд РФ признал данные доводы несостоятельными, а все начисленные на сумму долга пени законными. Дело в том, что пеней признается денежная сумма, которую налогоплательщик должен выплатить в случае неуплаты им налогов. Пеня начисляется за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налога.

Не начисляются пени только на сумму недоимки, которую налогоплательщик не мог погасить в силу того, что его банковские счета были заблокированы, а имущество арестовано (п. 3 ст. 75 НК РФ). В этом случае пени не начисляются за весь период действия указанных обстоятельств.

То есть пени не начисляются в тех случаях, когда должник по объективным причинам не может погасить имеющуюся у него недоимку. Приостановление же действия решения налогового органа не влечет автоматического приостановления начисления пеней.

В спорном случае о невозможности уплатить налог речи не шло. Несмотря на приостановление действия оспариваемого решения ИФНС, организация продолжала получать доход и совершать операции по своим банковским счетам.

Никаких препятствий для добровольного погашения недоимки во избежание дальнейшего начисления пеней не имелось. Она могла погасить всю задолженность в любой момент.

Поскольку задолженность по налогу, на который начислены спорные пени, не была погашена, она служит основанием для ежемесячного формирования и увеличения сумм пени.

 

Доверенность ИП, выданная без указания на свой статус

(Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 03.04.2019 № Ф02-1255/2019 по делу № А19-11499/2018)

В соответствии со ст. 29 НК РФ физические лица могут контактировать с ИНФС не только лично, но и через представителя, которому выдается нотариальная доверенность. Эти правила распространяются и на налогоплательщиков-предпринимателей. При этом, как указали судьи Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа, при составлении подобной доверенности предпринимателю вовсе не обязательно приводить сведения о своем статусе – доверенность может быть оформлена и от имени обычного физлица.

Однако такая доверенность будет действительна (в т.ч. в рамках предпринимательской деятельности), если в ней прямо не указано, что она выдана исключительно для представления интересов, не связанных с ведением предпринимательской деятельности.

 

Доплата НДС при изменении ставки

(письмо Минфина РФ от 12.04.2019 № 03-07-11/26126)

Суммы НДС в размере 2 процентных пунктов ставки, доплаченные покупателем после 1 января 2019 года продавцу к предварительной оплате (частичной оплате), перечисленной покупателем до 1 января 2019 года, в связи с увеличением ставки по НДС с 18 до 20%, принимаются покупателем к вычету на основании корректировочных счетов-фактур.

Покупатель перечислил аванс продавцу ещё до того, как новая ставка НДС в размере 20% вступила в силу. После этого, то есть после 01.01.2019, покупатель перечислил – так же авансом – продавцу недостающие два процента налога. О том, как принять к вычету эти два процента, чиновники разъясняет в своём письме.

Согласно п. 12 ст. 171 НК РФ у налогоплательщика НДС, перечислившего аванс в счёт предстоящих поставок товаров, работ или услуг, суммы НДС, предъявленные их продавцом при получении аванса, подлежат вычетам.  В п. 9 ст. 172 НК РФ установлено, что указанные вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при получении аванса, и документов, подтверждающих фактическое перечисление аванса, при наличии договора, предусматривающего перечисление этих сумм. Если стоимость покупки увеличивается, то разница между суммами НДС, исчисленными исходя из суммы такого увеличения, подлежит вычету у покупателя – п. 13 ст. 171 НК РФ.

В свою очередь, в п. 10 ст. 172 НК РФ предусматривается, что вычет этой разницы производится на основании корректировочных счетов-фактур, выставленных продавцами в порядке, установленном  в п. п. 5.2 и 6 ст. 169 НК РФ. При этом нужен ещё договор или соглашение, которые подтверждают согласие покупателя на изменение стоимости покупки. Учтите, что на вычет данной разницы даётся не более трёх лет с момента составления корректировочного счёта-фактуры.

Порядок составления корректировочных счетов-фактур для рассматриваемой ситуации прописан в письме ФНС России от 23.10.2018 № СД-4-3/20667@. Кстати, он согласован с Минфином России и финансисты прямо ссылаются на этот документ. Здесь нужно обратить внимание на два важных момента.

Во-первых, если доплата налога в размере двух процентов производится покупателем после 01.01.2019, то такую доплату следует рассматривать исключительно в качестве доплаты суммы налога. Поэтому продавцу при получении доплаты следует выставить корректировочный счёт-фактуру на разницу между показателем суммы НДС по счету-фактуре, составленному исходя из ставки в размере 18 процентов, и суммой НДС, рассчитанной исходя из ставки в размере 20 процентов.

Во-вторых, если покупателями являются лица, не уплачивающие НДС, и счёта-фактуры продавцом в их адрес вообще не выставляются, то в Книгу продаж сумма доплаты НДС вносится на основании отдельного корректировочного документа, содержащего суммарные (сводные) данные о всех случаях доплат НДС, полученных продавцом от указанных лиц в течение календарного месяца или квартала, независимо от показаний ККТ.

 

Строительство с обременением

(письмо Минфина РФ от 12.04.2019 № 03-03-06/1/26125)

Если в процессе деятельности налогоплательщика создаются объекты, которые безвозмездно передаются в государственную или муниципальную собственность, то затраты, связанные с их созданием и передачей, не учитываются для целей налогообложения прибыли организаций.

В данном письме снова поднимается тема, связанная с передачей налогоплательщиком построенных им объектов в государственную или муниципальную собственность. Бесплатно. Можно ли учесть затраты на строительство таких объектов, которые, как правило, достаточно велики, при расчёте налога на прибыль? Эта проблема не нова.

Всё зависит от того, как трактовать в этой ситуации п. 1 ст. 252 НК РФ. Расходы должны быть экономически обоснованы, подтверждены документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ, и произведены для деятельности, направленной на получение дохода. Чиновники особо оговорили, что все затраты налогоплательщика, возникающие в рамках его основной деятельности, могут быть учтены в составе налоговых расходов только в случае, если они произведены в рамках такой деятельности, и при соответствии этих расходов требованиям ст. 252 НК РФ.

Однако есть ещё ст. 270 НК РФ! Там указаны расходы, которые в принципе не учитываются в целях налогообложения. В п. 16 ст. 270 НК РФ прямо указано, что если налогоплательщиком создаются объекты, которые безвозмездно передаются в государственную или муниципальную собственность, то затраты, связанные с созданием и передачей таких объектов, для целей налогообложения прибыли в составе расходов не учитываются – п. 16 ст. 270 НК РФ.

Согласно п. 2 ст. 248 НК РФ имущество может считаться полученным безвозмездно, если его получение не связано с возникновением у получателя обязанности что сделать для передающего лица.

И в этой связи вполне уместно вспомнить о письме УФНС России по г. Москве от 28.08.2012 № 16-12/080267@. Налоговики подошли к этой проблеме достаточно логично. Если в рамках инвестиционного контракта на строительство предусмотрены дополнительные обременения в пользу государства, то без расходов на их выполнение у компании отсутствует возможность вести строительство. При этом, как правило, со стороны государства возникают встречные возмездные обязательства – например, в виде предоставления прав на необходимый для строительства земельный участок, а также разрешения на строительство. В этом случае расходы на создание безвозмездно переданного имущества можно рассматривать как экономически обоснованные. И их можно учесть при расчёте налога на прибыль. Это же было указано и в письмах ФНС России от 04.04.2008 № 02-1-07/16@ и Минфина России от 18.01.2008 № 03-03-06/1/23. (См., также, постановление ФАС Северо-Западного округа от 06.04.2012 по делу № А56-40046/2011).

Обращаем внимание, чиновники постарались обнадёжить налогоплательщиков. Они подготовили поправки в ст. 286.1 НК РФ, которые предоставят возможность уменьшать сумму налога на прибыль на сумму расходов, связанных с созданием объектов социальной инфраструктуры в процессе комплексной застройки, которые в дальнейшем будут передаваться в собственность государства. Впрочем, это всё пока планы, а проблему налогоплательщикам нужно решать прямо сейчас.

 

Когда экспертиза не является доказательством

(Постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.04.2019 № Ф05-3818/201 по делу № А40-241948/2017, ООО «Новатэк-Пуровский ЗПК»)

Заключение эксперта, полученное налогоплательщиком самостоятельно, вне рамок формализованных процедур, предусмотренных законом, не может являться достоверным доказательством, подтверждающим его позицию, — пояснил суд.

По результатам выездной налоговой проверки инспекция пришла к выводу о занижении Обществом налоговой базы по налогу на имущество организаций в связи с неверным определением налогоплательщиком амортизационной группы и срока полезного использования объектов основных средств. Не согласившись с решением налогового органа, налогоплательщик обратился в арбитражный суд, но суды трех инстанций признали выводы проверяющих правомерными.

Как установлено судами, Обществом в 2014 году введены в эксплуатацию объекты основных средств, которые отнесены Обществом к седьмой амортизационной группе: технологическая насосная; насосная станция для пенного пожаротушения; энергоблок с операторской; теплая стоянка для автотранспорта; блок бытовых помещений.

Подтверждая правомерность произведенных инспекцией доначислений, суды исходили из того, что спорные объекты основных средств по своим конструктивным характеристикам соответствуют десятой амортизационной группе со сроком полезного использования свыше 30 лет. При этом основным критерием, по которому объекты основных средств сгруппированы в амортизационные группы, является срок полезного использования, то есть период, в течение которого указанные объекты служат налогоплательщику для достижения им цели своей деятельности. Для определения правильного срока полезного использования спорных объектов основных средств суды исследовали представленные сторонами доказательства, в том числе положительное заключение экспертизы, в соответствии с которым спорные объекты недвижимости относятся к группе зданий с железобетонными и металлическими каркасами, со стенами из сэндвич-панелей с утеплителем, в котором имеется ссылка на ГОСТ32603-2012.

Суды также исходили из того, что заключение эксперта, полученное Обществом самостоятельно, вне рамок формализованных процедур, предусмотренных законом, не может являться достоверным доказательством, подтверждающим позицию налогоплательщика. В тоже время нарушений требований ст. 95 Налогового кодекса при проведении экспертизы, полученной в ходе выездной налоговой проверки, судами не установлено; каких-либо оснований полагать, что заключение по результатам экспертизы содержат неправильные выводы, отсутствуют. О назначении повторной экспертизы Общество в суде не заявляло.

 

Проведение ИФНС мероприятий налогового контроля не может быть признано нарушающим права налогоплательщика

(Определение Верховного Суда РФ от 27.03.2019 № 306-ЭС19-2812, ООО МИМ»)

Суды напомнили налогоплательщику, что проведение инспекцией мероприятий налогового контроля не может быть признано нарушающим его права, поскольку направлено на соблюдение баланса частного и публичного интереса в налоговых правоотношениях.

Обществом в налоговою инспекцию была представлена декларация по НДС за 1 квартал 2017 года, по которой проводилась камеральная проверка по вопросу правомерности принятия вычетов по счетам-фактурам, поступившим от контрагентов за 2014-2017 гг.

Инспекцией со ссылкой на проведение камеральной проверки указанной налоговой декларации в адрес Общества было выставлено требование о предоставлении документов, по взаимоотношениям со спорными контрагентами. Общество ответило отказом, указав на отсутствие оснований для представления документов на основании п. 7 ст. 88 НК РФ, согласно которому налоговый орган не вправе истребовать у налогоплательщика дополнительные сведения и документы, если представление таких документов вместе с налоговой декларацией не предусмотрено Налоговым кодексом.

Решением Управления жалоба Общества на действия должностных лиц налоговой инспекции, выразившиеся в направлении требования о представлении документов (информации) оставлена без удовлетворения. Посчитав вынесенное требование нарушающим права и законные интересы, Общество обратилось в суд.

Суды отказали Обществу в удовлетворении заявленных требований, поскольку при проведении камеральной проверки налоговой декларации по НДС налоговые органы вправе истребовать у налогоплательщика счета-фактуры, первичные и иные документы, относящиеся к операциям, сведения о которых указаны в декларации. Основанием для истребования документов является выявление несоответствия сведений об операциях, содержащихся в представленной декларации по НДС, или их несоответствие данным декларации по НДС, представленной другим налогоплательщиком или иным лицом, обязанным представить декларацию (п. 8.1 ст. 88 НК РФ). При этом суды учли, что по результатам камеральной налоговой проверки инспекцией принято решение об отказе в привлечении к ответственности за совершения налогового правонарушения.

  

Новое рассмотрение в суде первой инстанции на основании кассационной жалобы от лица, не являющегося участником дела

(Определение СКЭС Верховного Суда РФ от 20.03.2019 № 305-КГ18-18404 по делу № А40-193046/2017, ООО «ННК-Нафтатехресурс»)

 Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции на основании кассационной жалобы, поступившей в СКЭС Верховного Суда, от лица, не являющегося участником дела.

Инспекцией проведена выездная налоговая проверка Общества по вопросам правильности исчисления и уплаты всех налогов и сборов за период 2013 – 2014 г.г., о чем составлен акт. Общество привлечено к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ в виде взыскания 8,59 млн руб. штрафа. Кроме того, налогоплательщику предложено уплатить 69,5 млн руб. налога на прибыль организаций и НДС, а также пени в сумме 21 млн руб.

Несогласие с принятым решением налогового органа послужило основанием для обращения Общества в арбитражный суд. Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суды трех инстанций, руководствуясь положениями ст. 169, 171 - 172, 252, 268 НК РФ, разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, исходили из того, что налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду путем неправомерного завышения расходов для целей исчисления налога на прибыль и неправомерного принятия к вычету соответствующих сумм НДС в результате взаимоотношений с контрагентом, являющимся «технической организацией» и не принимавшим участия в поставке товара. При этом суды отметили, что в ходе выездной налоговой проверки установлены отношения взаимозависимости и аффилированности между спорным контрагентом и налогоплательщиком через цепочку взаимозависимых лиц.

Определением ВС РФ от 12.11.2018 № 305-КГ18-18404 Обществу отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании СКЭС Верховного Суда РФ. Тогда акционерное общество (АО), не привлеченное к участию в деле, обратилось в порядке ст. 42 АПК РФ в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой на указанные судебные акты, ссылаясь на допущенные нарушения норм материального и процессуального права, а также неполное исследование обстоятельств дела.

Акционерное общество указало, что изложенные инспекцией в решении обстоятельства, касающиеся взаимозависимости и аффилированности приняты судами без дополнительной проверки и привлечения АО к участию в деле; суды не установили обстоятельства, имеющие существенное значение для рассмотрения настоящего спора. Кроме того, по мнению АО, изложенные в судебных актах по настоящему делу выводы судов оказали существенные негативные последствия на хозяйственную деятельность Акционерного общества, нанесли вред его деловой репутации и привели к нарушению прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия пришла к выводу, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.