НОВОСТНАЯ ЛЕНТА № 17, 2019

НОВОСТНАЯ ЛЕНТА № 17, 2019

2019.04.29

для руководителя, бухгалтера, кадровика и юриста

за неделю с 22 апреля по 26 апреля 2019 года

  

Минфин разрешил вычет доплаты в связи с увеличением ставки НДС

(письмо Минфина РФ от 12.04.2019 г. № 03-07-11/26126)

 Суммы НДС в размере 2 процентных пунктов НДС, доплаченные покупателем после 01 января 2019 года продавцу к предварительной оплате (частичной оплате), перечисленной покупателем до 01 января 2019 года, в связи с увеличением налоговой ставки по НДС с 18 до 20%, принимаются покупателем к вычету на основании корректировочных счетов-фактур, составленных и выставленных продавцом в порядке, рекомендованном письмом ФНС России от 23.10.2018 № СД-4-3/20667@.

 

Утрата права на применение НПД не влияет на возможность учёта расхода в налоговых целях

(Письмо ФНС РФ от 16.04.2019 № СД-4-3/7089@)

 Своим письмом разъясняет, что организации, являющиеся налогоплательщиками налога на прибыль организаций, организации и индивидуальные предприниматели, применяющие УСН или ЕСХН, при определении налоговой базы учитывают расходы, связанные с приобретением товаров (работ, услуг, имущественных прав) у налогоплательщиков НПД, на основании чека, сформированного продавцом (исполнителем). При этом утрата физическим лицом, в том числе ИП, права на применение специального налогового режима НПД или аннулирование налоговым органом его постановки на учет в качестве налогоплательщика НПД не является основанием для непризнания в составе расходов затрат, осуществленных (понесенных) покупателем (заказчиком), при условии наличия чека, подтверждающего оплату товаров (работ, услуг) и соответствующего требованиям ст. 14 Закона Федерального закона от 27.11.2018 № 422-ФЗ.

 

Счёт-фактура с факсимиле лишит права на вычет НДС

(Письмо Минфина РФ от 10.04.2019 г. № 3-07-14/25364)

 Своим письмом Минфин повторил свою позицию по вопросу получения вычета НДС на основании счёта-фактуры, подписанного факсимильной подписью. В соответствии с п. 6 ст. 169 НК РФ счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации. Счета-фактуры, составленные с использованием факсимильной подписи, признаются составленными с нарушением установленного порядка и не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм НДС. При этом финансовое ведомство уточнило, что аналогичная позиция изложена в постановлении Президиума ВАС РФ от 27.09.2011 № 4134/11.

 

О процентах по контролируемой задолженности

(Определение Верховного Суда РФ от 11.04.2019 № 308-ЭС19-3975, АО «Успенский сахарник»)

 Судьи напомнили, что только с 2017 года кредиты, получаемые российскими налогоплательщиками от независимых кредитных организаций, если они обеспечены гарантией, поручительством иностранного взаимозависимого лица, исключены из состава контролируемой задолженности.

По результатам выездной налоговой проверки за период 2013-2015 г.г. налоговой инспекцией вынесено решение о доначислении Обществу налога на прибыль в сумме 14,2 млн руб., соответствующих сумм пеней и штрафов. Основанием послужил вывод о необоснованном отнесении в состав внереализационных расходов процентов по контролируемой задолженности. Не согласившись с ненормативным актом налоговых органов, Общество обратилось в арбитражный суд.

При рассмотрении дела судами установлено, что у Общества имелась непогашенная задолженность по долговым обязательствам перед кредитными организациями, в отношении которых компания - учредитель налогоплательщика, аффилированное с иностранным лицом, выступало поручителем и солидарно с налогоплательщиком в полном объёме отвечало перед банками за исполнение должником обязательств по кредитным договорам. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из того, что учитываемая Обществом задолженность обоснованно признана инспекцией контролируемой. Суды указали на то, что только после вступления в силу п. 2 ст. 269 НК РФ в редакции Федерального закона от 28.12.2013 № 420-ФЗ (с 01.01.2017) кредиты, получаемые российскими налогоплательщиками от независимых кредитных организаций, если они обеспечены гарантией, поручительством иностранного взаимозависимого лица, исключены из состава контролируемой задолженности.

В обоснование заявленных требований Общество указало, что при учёте процентов по банковским кредитам руководствовалось письмом Минфина России от 21.06.2013 № 03-08-05/23521, и суды признали начисление пени и штрафных санкций в силу п. 8 ст. 75, ст. 111 НК РФ неправомерным.

 

О распределении бремени доказывания

(Определение Верховного Суда РФ от 11.04.2019 № 307-ЭС19-3141, ООО «НикитиН»)

 Суд напомнил, что бремя документального обоснования понесённых расходов и их связи с осуществляемой финансово-хозяйственной деятельностью лежит на налогоплательщике, а на налоговом органе — бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о невозможности осуществления спорных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объёма материальных ресурсов, необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг.

Cуды признали решение налоговой инспекции в части доначисления Обществу НДС в размере 13,6 млн руб., начисления соответствующих сумм пеней и штрафа законным и обоснованным. При этом суды указали на то, что ряд юридических лиц, указанных Обществом, не принимали реального участия в транспортировке товара либо в её организации, не имели ресурсов для осуществления реальной хозяйственной деятельности, путем создания формального документооборота были искусственно вовлечены Обществом в процесс перевозки груза с целью получения заявителем необоснованной налоговой выгоды в виде применения налоговых вычетов по НДС.

Кроме того, судами учтено установление налоговым органом в ходе проверки реальных исполнителей перевозки груза – индивидуальных предпринимателей, которые не являлись плательщиками НДС.

 

Авансовый платёж по налогу и арест имущества: судебное прочтение

(Письмо Минфина РФ от 14.03.2019 г. № 03-02-08/16736)

 Арест имущества организации может быть применен в качестве способа обеспечения исполнения решения налогового органа о взыскании авансовых платежей.

Чиновники, сославшись на п. 12 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 98, решили, что налоговые органы имеют право наложить арест на имущество компании, не уплатившей авансовый платёж по налогу.

Позиция Минфина России такова. Согласно п. 1 и п. 14 ст. 77 НК РФ арестом имущества в качестве способа обеспечения исполнения решения о взыскании налога признаётся действие налогового органа с санкции прокурора по ограничению права собственности организации-налогоплательщика в отношении её имущества. Арест имущества производится в случае неисполнения компанией в установленные сроки обязанности по уплате налога и при наличии достаточных оснований полагать, что она предпримет меры, чтобы скрыть своё имущество. В соответствии с п. п. 3 и 14 ст. 77 НК РФ арест может быть применён только для обеспечения исполнения обязанности по уплате налога за счёт имущества компании. Однако не ранее принятия налоговиками решения о взыскании налога в соответствии со ст. 46 НК РФ и при недостаточности или отсутствии у компании денежных средств.

Налогоплательщик должен самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога в установленный срок. Неуплата налога является основанием для направления налогоплательщику требования об уплате налога. В случае неуплаты или неполной уплаты налога в установленный срок производится взыскание налога в порядке, установленном в ст. ст. 45 – 47, 69 НК РФ.

Напомним, что п. 3 ст. 58 НК РФ предусматривает по отдельным налогам уплату авансовых платежей в течение налогового периода – например, по налогу на прибыль – п. 2 ст. 286 НК РФ. При этом в случае уплаты авансовых платежей в более поздние сроки на их сумму начисляются пени, но нарушение порядка исчисления или уплаты авансовых платежей не может рассматриваться в качестве основания для привлечения лица к ответственности за нарушение налогового законодательства.

Обратимся непосредственно к п. 12 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 98. Судьи пришли к выводу, что меры по принудительному взысканию задолженности по налоговым платежам за счет имущества налогоплательщика могут применяться не только в отношении сумм самого налога, но и в отношении сумм авансовых платежей по этому налогу. При этом порядок исчисления налогоплательщиком соответствующего авансового платежа, а именно: в зависимости от реальных финансовых результатов экономической деятельности или в отсутствие таковой обусловленности, - не имеет правового значения. Судьи признали правомерным, что не уплаченный ежемесячный авансовый платёж можно взыскать с налогоплательщика за счёт его имущества. Даже несмотря на то, что по итогам налогового периода сумма самого налога оказалась меньше, чем вменяемая налогоплательщику сумма авансовых платежей.

 

Прощение займа: кто должен заплатить НДФЛ

(Письмо Минфина РФ от 27.03.2019 г. № 03-04-06/20993)

 Минфин России разъясняет, что в случае прощения задолженности по договору займа умершим физическим лицам обязанностей налогового агента, в частности, по представлению формы 2-НДФЛ в отношении доходов указанных лиц, у компании не возникает.

Чиновники сообщают, что с учётом положений ст. ст. 41 и 210 НК РФ при прощении компанией задолженности с должника снимается обязанность по возврату суммы долга. Следовательно, у него возникает экономическая выгода и, соответственно, доход в размере суммы прощённой задолженности по договору займа.

Вместе с тем в силу пп. 3 п. 3 ст. 44 НК РФ обязанность по уплате налога прекращается со смертью физического лица - налогоплательщика.

Таким образом, в случае прощения задолженности по договору займа умершим физическим лицам обязанностей налогового агента, предусмотренных в ст. ст. 226 и 230 НК РФ, в частности, по представлению формы 2-НДФЛ в отношении доходов указанных лиц, у компании не возникает.

Но!

В отсутствие вопроса налогоплательщика трудно представить ситуацию, поскольку невозможно простить долг умершему гражданину. Согласно п. 2 ст. 415 ГК РФ обязательство считается прекращенным с момента получения должником уведомления кредитора о прощении долга, если должник в разумный срок не направит кредитору возражений против прощения долга.

Не исключено, что у умершего есть наследники.

В соответствии с положениями ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Согласно ст. 1175 ГК РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно. Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. Обязательства по займам и кредитам входят в состав наследства.

Поэтому, если компания прощает умершему гражданину долг по займу, то она фактически прощает его не покойному, а его наследникам. Поэтому экономическая выгода возникает как раз у них. Например, аналогичная ситуация была рассмотрена в письме от 20.06.2014 № 03-04-05/29713. Банк простил кредит супруге умершего должника, и чиновники указали, что банк должен обложить НДФЛ налоговую выгоду вдовы, полученную от прощения этого долга.

 

Автомобиль как отступное: с какой суммы платить НДС?

(Письмо Минфина РФ от 02.04.2019 г. № 03-07-11/22585)

 Минфин России настаивает, что НДС при реализации автомобилей физлиц-должников, полученных в качестве отступного, исчисляется с полной стоимости автомобиля.

Представьте себе банк, который вместо погашения кредита получил от должника автомобиль в виде отступного. Сам автомобиль банку не нужен, и он его продаёт. Как уплатить НДС: с полной стоимости реализации или с разницы между нею и стоимостью его приобретения, (то есть получения от должника)?

В своём письме чиновники продолжают упорно отстаивать позицию, что НДС нужно исчислить с полной стоимости. Почему?

Согласно пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ объектом обложения НДС признаются операции по реализации товаров, работ, услуг на территории РФ, а также передача имущественных прав. В связи с этим реализация автомобилей физических лиц - должников, полученных в качестве отступного, облагается НДС в общем порядке.

В соответствии с п. 5.1 ст. 154 НК РФ при реализации автомобилей, приобретённых у физических лиц, (не являющихся налогоплательщиками), для перепродажи, налоговая база определяется как разница между ценой, определяемой в соответствии со ст. 105.3 НК РФ, с учётом налога и ценой приобретения указанных автомобилей. Однако данный порядок определения налоговой базы установлен при реализации автомобилей, приобретаемых у физических лиц специально для перепродажи, и поэтому при реализации автомобилей физических лиц - должников, полученных в качестве отступного, не применяется. (См., также, письма Минфина России от 03.04.2013 № 03-07-05/10882 и от 08.11.2011 № 03-07-05/34).

При этом, что удивительно, данная позиция почему-то не относится к страховщикам! В письме ФНС России от 27.05.2015 № ГД-4-3/8953@ чиновники указали, что п. 5.1 ст. 154 НК РФ распространяется на реализацию страховщиком повреждённых автомобилей, полученных от страхователей - физических лиц, отказавшихся от прав на них в целях получения от страховщика страховой выплаты в размере полной страховой суммы. Такой вариант предусмотрен в п. 5 ст. 10 Закона от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации». (См., также, письма Минфина России от 20.04.2015 N 03-07-15/22310 и от 28.04.2011 № 03-07-11/114).

В то же самое время чиновники в частных ответах разъясняют, что если компания приобрела автомобиль у гражданина и передала его в лизинг с правом последующего выкупа, то она тоже не имеет права на применение п. 5.1 ст. 154 НК РФ. Явная непоследовательность!

Однако, как это нередко бывает, когда данный вопрос попал в руки судьям, они расценили ситуацию совершенно под другим углом! Из п. 5.1 ст. 154 НК РФ не следует способа приобретения автомобилей. Поэтому нужно исходить из ст. 11 НК РФ и положений ст. 218 ГК РФ.

Приобретением имущества признаётся получение товара не только по договору купли-продажи, но и по другим договорам, предусматривающим отчуждение имущества. Так, в соответствии со ст. 409 ГК РФ по соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением отступного - в том числе, передачей имущества.

Таким образом, соглашения об отступном являются договорами, на основании которых происходит передача имущества от одной стороны в пользу другой. Это вполне согласуется с положениями п. 1 ст. 146 НК РФ.

Если, согласно данным соглашениям автомобили перешли в собственность банка - кредитору по кредитным договорам, то это, в силу ст. 218 ГК РФ, является приобретением имущества. Соответственно, применение п. 5.1 ст. 154 НК РФ в этой ситуации правомерно.

Как видите, если чиновники делают упор на слове «перепродажа», то судьи сосредоточились на слове «приобретение». Такое решение вынес Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 22.05.2014 по делу № А56-63237/2013. И в дальнейшем оно не пересматривалось.

Даже несколько странно. Таких ситуация, когда банки вместо кредитов получают имущество в виде отступного, много. Почему же они не пытаются отстоять свои права в судебном порядке, тем более что есть положительная судебная практика?

 

Переход с ЕНВД на УСН

(письмо Минфина РФ от 01.04.2019 г. № 03-11-11/22190)

 Если переход права собственности на товары произошёл в период применения ЕНВД, то доходы от реализации этих товаров, поступившие налогоплательщику в период применения УСН, при определении налоговой базы по УСН не учитываются.

В своём письме чиновники напомнили, как учитывать доходы от реализации товаров, работ или услуг при переходе с ЕНВД на УСН.

С одной стороны, выручка от реализации товаров, работ или услуг, которые были проданы (выполнены, оказаны) в период применения ЕНВД, единым налогом при УСН не облагается. Согласно п. 1 ст. 346.29 НК РФ объектом обложения для применения ЕНВД признаётся вмененный доход налогоплательщика, то есть не имеющий отношения к реальности. Реализацией товаров, работ или услуг, на основании п. 1 ст. 39 НК РФ, признаётся соответственно передача на возмездной основе, (а в ряде случае – и безвозмездной), права собственности на товары, работы или услуги одним лицом другому лицу.

Поэтому если переход права собственности на товары произошёл в период применения ЕНВД, то доходы от реализации этих товаров, поступившие налогоплательщику в период применения УСН, при определении налоговой базы по УСН не учитываются. В налоговую базу по УСН включаются те суммы выручки, которые относятся к реализации, имевшей место в период применения УСН.

Но есть и плохая сторона в рассматриваемой ситуации. На это обращено внимание в письме Минфина России от 23.04.2018 № 03-11-11/27126.

Особенности исчисления налогоплательщиками налоговой базы при переходе на УСН с иных режимов налогообложения определены в ст. 346.25 НК РФ. Здесь не предусмотрена возможность уменьшения налоговой базы по УСН, на расходы, фактически произведённые в период применения ЕНВД. Поэтому, например, расходы на приобретение товаров для дальнейшей реализации, произведённые в период применения ЕНВД, не учитываются в составе расходов при исчислении налоговой базы по УСН. А вот выручка наоборот – включается в налоговую базу по УСН в полном объёме. Отсюда следует простой и естественный вывод: распродавать товары, приобретённые во время применения ЕНВД нужно до перехода на УСН. В противном случае возможны существенные убытки.

Кстати, отметим, что такая же ситуация будет и в случае, когда налогоплательщик, применяющий УСН, изменяет объект налогообложения «доходы» на «доходы минус расходы» (письмо Минфина РФ от 25.09.2018 № 03-11-11/68478).

 

Переквалификация займа в инвестиции

(Определение Верховного Суда РФ от 08.04.2019 № 310-ЭС19-3529, ООО «Нефтяная компания «Русснефть-Брянск»)

 Суды согласились с выводом проверяющих, что заёмные средства по своей сути являлись инвестициями в развитие предприятия, что позволило налогоплательщику получить необоснованную налоговую выгоду путем уменьшения налоговой базы при исчислении налога на прибыль.

По результатам камеральной проверки уточненной налоговой декларации Общества по налогу на прибыль организаций за 2016 год налоговой инспекцией сделан вывод о занижении налоговой базы в связи с необоснованным включением в состав внереализационных расходов процентов, начисленных по договору займа, полученного от компании-учредителя.

В обоснование своей позиции, Общество указывало, что при включении в состав расходов сумм начисленных процентов, выполнило все условия, установленные положениями главы 25 НК РФ, так как расходы в виде процентов экономически обоснованы, документально подтверждены и произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. Величина признанных в составе внереализационных расходов процентов по займу не превышает предельную величину, установленную ст. 269 НК РФ. Также Общество указало на то, что сделки между взаимозависимыми лицами не являются противозаконными, а наличие взаимозависимости сторон само по себе не может служить основанием для вывода о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Кроме того, договор займа соответствует требованиям гражданского законодательства, и при его исполнении Обществом не было допущено нарушений установленных условий. Общество ссылалось на копии платежных поручений о частичной оплате займа и процентов, произведенных в 2016-2018 годах.

При рассмотрении дела, суды установили, что с 2005 года до проверяемого периода налогоплательщик являлся убыточной организацией, у которой отсутствовали источники для возврата займов и выплаты процентов по заёмным средствам в сроки, предусмотренные договором займа и дополнительными соглашениями. При этом учредитель Общества обладал всей необходимой информацией о фактических обстоятельствах использования заёмщиком денежных средств. Установив, что заёмные денежные средства по своей сути являются инвестициями в развитие предприятия, а договор займа был оформлен без реальных намерений по созданию для займодавца и заёмщика правовых последствий, суды пришли к выводу, что для целей налогообложения договор займа учтен не в соответствии с его действительным экономическим смыслом.

 

Будьте внимательны к срокам возникновения переплаты по налогам

(Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.04.2019 № Ф05-3524/2019 по делу № А40-42848/2018, ИП)

 Неисполнение налоговой инспекцией обязанности по извещению налогоплательщика об образовавшейся переплате по налогам (п. 3 ст. 78 НК РФ) не изменяет трехлетний срок давности для возврата излишне уплаченных сумм налога.

Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий налоговой инспекции по отказу в возмещении излишне уплаченных налогов в размере 330 млн руб. и об обязании зачесть переплату налога, а также проценты за нарушение срока возврата излишне уплаченных налогов.

Суды трех инстанций отказали налогоплательщику в удовлетворении заявленных требований. Как установлено судами, в период с 10.04.2008 по 30.08.2012 предпринимателем уплачена излишняя сумма налога. 30.10.2015 при ликвидации ИП налоговый орган не сообщил предпринимателю о наличии переплаты по налогам. С целью выявления суммы переплаты предприниматель обратился в инспекцию с заявлением о проведении сверки взаиморасчетов, а затем и с заявлением о возврате суммы излишне уплаченных налогов. Налоговой инспекцией предпринимателю отказано в возврате излишне уплаченных налогов со ссылкой на п. 7 ст. 78 Налогового кодекса РФ.

В соответствии с положениями ст. 78 НК РФ сумма излишне уплаченного налога подлежит возврату налогоплательщику налоговым органом по месту его учета на основании письменного заявления (п. 6), представленного в течение трех лет со дня уплаты суммы налога (п. 7), при отсутствии недоимки по налогам соответствующего вида (федеральные, региональные и местные налоги), задолженности по пеням и штрафам, возврат осуществляется налоговым органом в течение месяца со дня получения заявления (п. 6).

Определение момента, когда налогоплательщик должен был бы узнать о нарушении его права на возмещение налога (возвратом или зачетом), подлежит разрешению с учетом оценки совокупности всех имеющих значение для дела обстоятельств: причина, по которой налогоплательщик допустил переплату налога, наличие возможности для правильного исчисления налога по данным первоначальной декларации, изменение действующего законодательства в течение рассматриваемого налогового периода, другие аналогичные обстоятельства. При отсутствии иных причин (изменение законодательства судебной практики) трехлетний срок исчисляется либо со дня последней уплаты налога по первоначальной декларации, либо даты представления первоначальной декларации (постановление Президиума ВАС РФ от 25.02.2009 № 12882/08).

Установив, что переплата предпринимателя по НДФЛ по ст. 228 НК РФ образовалась 10.11.2008, а по НДФЛ в соответствии со ст. 227 НК РФ с 10.04.2012, суды пришли к выводу, что о переплате налогоплательщик должен был узнать в момент ее осуществления. Следовательно, трехлетний срок на возврат переплаты по НДФЛ, истек 10.11.2011 и 10.04.2015, соответственно.